ГУЛ ЗАТИХ, Я ВЫШЕЛ НА ПОДМОСТКИ. Зал затих я вышел на подмостки тема творчества в лирике пастернака


"Зал затих. Я вышел на подмостки..."

О молодом Пастернаке лучше всех написала Марина Цветаева. Ее статья о книге "Сестра моя жизнь" называется "Световой ливень". Темы тогдашнего Пастернака – стихии бытия, не только свет, но и деревья, дождь, гроза. Сами стихи Пастернака – стихия, наряду с основными – вода, земля, воздух, огонь. Мир переживается Пастернаком как данный впервые, поэт – Адам в первый день сотворения мира. У него нет ни истории, ни психологии, даже индивидуализированного образа – он растворяется в стихиях, они говорят за него. Сад слушает самого себя, а ветер разговаривает с ветками – о нем, о поэте. Мир одушевлен в себе, он как бы не нуждается в человеке. "Сестра моя жизнь" имеет второе название – "Лето 1917 года". Но это не лето революции, а просто такая-то дата от сотворения мира. И революция предстает в этой книге – женщиной, которую любит поэт, они для него сливаются в одно. Для него нет истории – но первичное вещество мира, воспринимаемое на глаз, на слух, на ощупь, даже на вкус. "У капель тяжесть запонок, И сад слепит, как плёс, Обрызганный, закапанный Мильоном синих слез". В мире поэта нет ничего не значащего, не важного, мелкого. Героем стихотворения могут стать "Мухи мучкапской чайной": "Но текут и по ночам Мухи с дюжин, пар и порций, С крученого паныча, с Мутной книжки стихотворца". Крашеный паныч – это цветок, но в то же время и сам поэт, ведь это слово означает также "молодой человек". В стихах Пастернака всё равно всему. Ссора поэта с любимой становится образами дома, деталями его строения: "Ты молчала. Ни за кем Не рвался с такой тугой. Если губы на замке, Вешай с улицы другой. Чтобы знал, как балки груз По-над лбом проволоку, Что в глаза твои упрусь, В непрорубную тоску". Это стихи не в эмпиреях возвышенных чувств пребывают, они весомы, зримы и, конечно, грубы, в них переживается, можно сказать, сопротивление материала – материал, вещество бытия становится тем более ощутимым; и ассоциации возникают не только с ранним футуризмом, но и, скажем, с Пикассо.

Погруженный в такие реалии и материи, в такие первоначала, поэт вправе не обращать внимания на детали текучего, текущего, эфемерного человеческого бытия. Но история все же начинает доставать Пастернака, вторгается в ненарушимый мир природных и бытовых реалий. Вот стихотворение 1922 года:

Пей и пиши, непрерывным патрулем

Ламп керосиновых подкарауленный

С улиц, гуляющих под руку в июле

С кружкою пива, тобою пригубленной.

Зеленоглазая жажда гигантов!

Тополь столы осыпает пикулями,

Шпанкой, шиповником – тише, не гамьте! –

Шепчут и шепчут пивца загогулины.

Бурная кружка с трехгорным Рембрандтом!

Спертость предгрозья тебя не испортила.

Ночью быть буре. Виденья, обратно!

Память, труби отступленье к портерной!

Век мой безумный, тебя ль образумлю,

Темп потемнелый былого бездонного?

Глуби Мазурских озер не разуют

В сон погруженных горнистов Самсонова.

После в Москве мотоцикл тараторил,

Громкий до звезд, как второе пришествие.

Это был мор. Это был мораторий

Страшных судов, не съезжавшихся к сессии.

Теперь уже сами детали и краски повседневности вталкивают в историю, ассоциируют с ней, как цвет пива напоминает о болоте, а болото – о погибшей в 1914 году армии Самсонова. И в то же время – это некое заклятие: да минует меня, нас, чаша сия, да будет "мораторий" на страшный суд современности.

Пастернак начинает писать уже не о природе, а об истории – пишет "Высокую болезнь", "905 год", "Лейтенанта Шмидта", "Спекторского". История настигает поэта, отрывает его от первоначальных реалий. "Гениальный дачник", как называли тогда Пастернака, делается современником событий – и уже не уклоняется, не прячется на чердаках, с которых он когда-то спрашивал "детвору": "Какое, милые, у нас Тысячелетье на дворе?" Происходит то, что Пастернак назвал "вторым рождением", – так называется книга стихов 1932 года, в которой поэт стремится стать современником истории, участником ее событий. Но как характерно для Пастернака, что эта книга вызвана опять же любовью, женщиной – через них он всякий раз обновляется и снова видит мир в его поэтическом образе. "Но разве я не мерюсь пятилеткой, Не падаю, не поднимаюсь с ней?" В 1917-м степь вздымалась "революцьонною копной", и это были не только сенные стога, сжигаемые бунтующими крестьянами, но и пристанище влюбленных: "Снова что ни ночь – степь, стог, стон и теперь и впредь". Теперь, в 32-м, женщина ассоциируется с отблеском ламп "Светлана" – образ "строительного плана", строек индустриальной пятилетки.

Пастернак не уходил из социального мира, наоборот, шел ему навстречу, и в середине 30-х годов, когда власть начала пробовать его на роль "главного поэта", иллюзия такого единства появилась, впрочем, очень ненадолго. Пастернак не мог не видеть, какими бедами оборачивается для страны господство жестокого режима. И тогда действительно происходит отторжение поэта от истории, его суд над историей. Он пишет роман "Доктор Живаго", в котором говорит всю известную ему правду, свою правду. "Мораторий", отсрочка кончились. И новая его героиня, новая любовь предстает в романе – да и в жизни – в трагическом облике несчастной узницы. Отсюда смещение поэтики Пастернака, новое для него видение мира в новой художественной форме. Герой романа, сам роман предстают в некоем житийном жанре, в иконическом образе. Наиболее проницательные исследователи отсюда объясняют видимые недостатки романа, возникшие из столкновения переполненной всеми красками бытия палитры Пастернака с требованиями иконописи. Женщина, новая героиня Пастернака как бы из Сикстинской Мадонны становится Скорбящей Богоматерью. Такой переход не способствовал полной удаче романа, его эстетика не выдержана, двоится. Сам Живаго – христоподобная фигура, более того, Пастернак теперь видит самого себя в таком образе – он готов на жертву за правду. И эта жертва была принесена. "Зал затих. Я вышел на подмостки…" И это не Гамлет уже, а Сын Человеческий. Тут уже не следует говорить об эстетике – мы присутствуем при мистериальном действе. И Пастернак останется в русской памяти, в русской истории уже не только поэтом, а вечным образом человеческого величия. 125 лет – это для него не срок, он останется в России вечно. Есть Россия – будет Пастернак. И есть Пастернак – есть Россия.источник

zharevna.livejournal.com

ГУЛ ЗАТИХ, Я ВЫШЕЛ НА ПОДМОСТКИ | Русский Базар

Культура 31 января в центре Shorefront состоится театрализованный литературный вечер в двух частях, -  посвященный жизни и творчеству лауреата Нобелевской премии по литературе Борису Пастернаку, в честь 120-летия со дня его рождения.Случилось так, что в 1989 году я сделала - с помощью Евгения Рейна - большое видеоинтервью с Ольгой Ивинской, позже по работе часто бывала в музее Пастернака в Переделкино. Поэтому мы с Ириной Волкович, организатором вечера, автором сценария и постановки спектакля, разговариваем об этих людях так, будто они - наши близкие знакомые. Но, конечно, мы обе понимаем, что это не так, и понимаем, какое место занимает поэт Борис Леонидович Пастернак в истории русской литературы и культуры.-  Ирина, вы пригласили Соломона Волкова, культуролога, музыкального критика,  журналиста, писателя,  принять участие в этом вечере...- Соломон Волков - крупный специалист в области  культуры. В 2008 г. одновременно на русском и английском языках вышла книга Волкова "История русской культуры XX века. От Льва Толстого до Александра Солженицына", в которой он обнародовал свою концепцию двоевластия в России: власти и литературы. Многие писатели - Лев Толстой, Максим Горький, Александр Солженицын - каждый пытались реализовать эту идею, наиболее четко выраженную в словах Солженицына: "Литература всегда была в России вторым правительством". Они пытались оказывать влияние на режим, в то время как власть пыталась использовать их самих. Нельзя недооценивать роли, сыгранной этими писателями в русской общественной жизни. Новое в политических аспектах присуждения Нобелевской Премии по литературе будет темой выступления Соломона Волкова в первой части программы. Я думаю, он расскажет нашим зрителям много интересного.-  Вторая часть вечера - спектакль "Свеча горела". Возобновление. Когда была премьера этой постановки?-  Еще работая в Бруклинской библиотеке, я делала программу, посвященную Борису Пастернаку. Был юбилей, и мы сделали программу "Заложник вечности". Потом я продолжила работать над этой темой и нашла много интересных материалов - мои поиски превратились в спектакль "Свеча горела". Премьерная дата - 2006 год.- Какова судьба этого спектакля?- Могу сказать - счастливая. Мы, участники спектакля, каждый раз испытываем волнение, когда обсуждаем эту тему или репетируем. Встреча с персонажами этого сценария: с жизнью Пастернака и Ольги Ивинской, присуждение Нобелевской премии - очень волнующа и драматична. В Бруклинской библиотеке после спектакля многие читатели захотели прочесть или перечесть "Доктор Живаго", и на  роман образовалась большая очередь.- Спектакль "Свеча горела" – биографический. А как бы вы еще его определили?- Это и литературный, и лирический, и музыкальный, и документальный спектакль. В основе - величайшая поэзия XX века. Почти никто не знает, что Ольга Ивинская отвечала на поэтические послания Пастернака тоже стихами. Музыкальный - музыка  в семье Пастернаков играла большую роль: мать была пианисткой, которая играла в Ясной Поляне для Толстых. Московская интеллигенция часто слушала ее исполнение - у нас есть такой эпизод в спектакле...  Далее: на стихи Бориса Пастернака написано много романсов. Пастернак в юности написал четыре музыкальных опуса. И есть произведения, посвященные Пастернаку.  Все это звучит со сцены: прекрасная, проникновенная баллада A. Галича "Памяти Б.Л. Пастернака".  Документальный - это реальная история жизни реального человека. Зритель увидит на экране редкие хроникальные кадры.- В спектакле, насколько я понимаю, история отношений Бориса Пастернака и Ольги Ивинской. В жизни существовал любовный треугольник...  Деликатная тема. И кто из реальных людей попал в ваш спектакль?- Меня давно интересует одна тема - литературные музы... У многих поэтов или великих писателей были литературные музы, известные или малоизвестные. Ольга Ивинская была музой Пастернака последние 14 лет его жизни, которые были окрашены окончанием работы над романом "Доктор Живаго" и созданием уникальных лирических стихотворений. Да, в нашем спектакле треугольник просматривается, но нас занимала судьба Ольги Ивинской больше, чем судьба других его любимых женщин, - первой жены - Евгении Лурье, или второй жены - Зинаиды Николаевны Нейгауз.- Вам не кажется, что судьба оказалась очень сурова к Зинаиде Николаевне? Ведь когда-то Борис Пастернак посвящал ей пронзительные стихи: "И прелести твоей секрет разгадке жизни равносилен"?..- Я тщательно изучала все перипетии этой истории. Опубликована переписка Бориса Пастернака и Зинаиды Николаевны 30-х годов, того периода, когда поэт был в нее влюблен. Современники говорили: "Это была любовь под звуки музыки". Зинаида Николаевна - очень красивая женщина - была замечательной пианисткой. Да, жизнь с ней обошлась несправедливо. После смерти Бориса Пастернака у нее оказались такие материальные трудности, что ее выручал огород  в Переделкино. И сын ушел из жизни очень рано - в 20 лет. Да, тяжелая судьба: последние 14 лет Борис Пастернак любил другую женщину - Ольгу Ивинскую. Это - факт жизни.- Как-то мы с вами обсуждали спектакль театра "Диалог" об Эрдмане и Степановой, недавно вы с Ниной Аловерт говорили о постановке, посвященной блокадному Ленинграду... В работе над спектаклем о Борисе Пастернаке есть какие-то особенности?- Особенности? Когда дело имеешь с такой личностью, нужно все пропускать "через сердце". История с Нобелевской премией, его кончина - это трагедия шекспировского масштаба. Это потрясает.- Откуда взялся текст, который вы вложили в уста героев? Как эти фразы возникли? Звучит ли со сцены прозаическая речь?- Прямая речь? У нас нет действующего лица - Пастернак или Ольга Ивинская. Мы их называем Поэт и Муза поэта. Конкретные судьбы составляют основу. В стихах, которые звучат в спектакле, есть лирика, посвященная первой и второй женам. Образ собирательный, действительно муза поэта, а тексты взяты из писем, из переписки, из воспоминаний. Есть действующее лицо "От автора"(я исполняю эту роль). Кое-что я написала сама, совсем немного. Ведь спектакль нужно было уложить в определенные временные границы. Скажем, когда Ольгу арестовали в первый раз, она была беременна и потеряла ребенка. Здесь я написала документальную сухую, телеграфную прозаическую вставку. В разных воспоминаниях этот эпизод описан по-разному, и я считаю, что как автор я имею право на свою интерпретацию.- Давайте перейдем к актерскому составу. У театра "Диалог" довольно постоянная труппа.- Я благодарна судьбе за то, что есть возможность ставить спектакли, и занимаемся этим мы уже шесть лет. Труппа театра "Диалог" собирается только тогда, когда мы готовим новую постановку или возобновляем старый спектакль. Наши спектакли живые. Я меняю сценарии, если появляются новые материалы.   К счастью, число актеров только увеличивается. В этом спектакле заняты: Поэт - Рустем Галич. Его Муза - Инна Есилевская. У нас замечательный пианист, композитор - Михаил Цайгер. Он играет произведения Скрябина, Шопена. Сергей Побединский - вокал.Для всех нас этот спектакль особенный. Мы к нему готовимся очень тщательно, пересматриваем различные варианты, отрабатываем детали.Я бы хотела еще поблагодарить всех, кто делился со мной своими воспоминаниями. Это Ирина Емельянова - дочка Ольги Ивинской.Ирина Лазарева, Израиль Гущин - человек, который дружил с Ольгой Ивинской. Покойный Александр Сумеркин, который учился вместе с Ириной Емельяновой.

www.russian-bazaar.com

тема творчества в лирике Бориса Пастернака

«Зал затих. Я вышел на подмостки»: тема творчества в лирике Бориса Пастернака.

Тема творчества является одной из основных в поэзии Б. Л. Пастернака. Она возникает в самых ранних стихотворениях поэта и проходит через все его творчество. Будучи символистом, футуристом или просто поэтом, Пастернак все время обращается к этой теме, определяя свое отношение к проблемам творчества, поэта и поэзии. Тему творчества в поэзии Пастернака необходимо рассматривать в связи с этапами творческого пути поэта и изменениями его поэтических идеалов.

Вступление Пастернака в литературу связано с его участием в литературных кружках, формировавшихся вокруг символистского издательства «Мусагет». Символистские концепции, символистская эстетика определили особенности раннего творчества Пастернака. В 1913 году Пастернак примыкает к литературной группе «Лирика». В 1914 году «Лирика» издает первый сборник стихотворений Пастернака «Близнец в тучах». Налет символизма в этой книге был достаточно силен. Стихотворения Пастернака той поры изобилуют метафорами, иносказаниями, ассоциативной образностью.

В «Лирике» происходит раскол, и Пастернак примыкает к футуристическому течению русской поэзии, он входит в группу «Центрифуга». В 1917 году Пастернак пишет статью для «Третьего сборника Центрифуги» «Владимир Маяковский. «Простое как мычание». Петроград 1916 г.». В этой статье Пастернак выражает свою радость от существования талантливого поэта Маяковского и высказывает два требования, которые должны быть применимы к настоящему поэту и которым отвечает поэзия Маяковского. Во-первых, ясность творчества. Во-вторых, ответственность перед вечностью, которая является судьей настоящего поэта. В своей статье Пастернак соизмеряет творчество с категориями вечности и бессмертия. Так Пастернак понимает роль поэта, и такое отношение к поэту и поэзии пройдет через все его творчество.

С 1918 года происходит постепенное освобождение Пастернака от эстетических требований разных литературных течений. В статье «Несколько положений» Пастернак заявляет о себе как о поэте самостоятельном, не связанном эстетическими требованиями различных литературных деклараций. Теперь Пастернак в своих стихах стремится к простоте, естественность становится для него важнейшим признаком настоящего искусства.

В 1922 году вышел следующий сборник Пастернака «Сестра моя — жизнь». Тема поэта и поэзии звучит в этом сборнике в цикле «Занятие философией». Пастернак пытается дать философское определение творчества в стихотворениях «Определение поэзии», «Определение души», «Определение творчества». Творчество по своей сути для Пастернака космично, оно генетически связано со вселенной.

Наиболее сложно тема творчества звучит в романе Пастернака «Доктор Живаго» и в последнем поэтическом сборнике поэта «Когда разгуляется». Герой «Доктора Живаго» Юрий Живаго выражает взгляды самого Пастернака на миссию поэта в мире. Живаго — творческая натура; в одном из писем Пастернак признавался: «Этот герой должен будет представлять нечто среднее между мной, Блоком, Есениным и Маяковским». Юрий Живаго умирает в 1923 году, среди его бумаг обнаруживаются сочиненные им когда-то стихи, которые и составляют последнюю главу романа. Эти стихи выражают основную идею Пастернака о вечности поэзии, о бессмертии поэта.

Пастернак — христианский, православный поэт. Творчество для него — это Божий дар, как и сама жизнь. От православной религии Пастернак берет идею полного принятия жизни во всех ее проявлениях, а также идею абсолютной свободы творчества. Пастернак понимает, что только вера дает раскрытие всех творческих способностей. Особенно сильно эта идея выражается в поздней лирике Пастернака, льющейся как бы лестницей, по которой поэт приближается к Богу.

В последнем сборнике Пастернака «Когда разгуляется» тема творчества звучит в стихотворениях «Во всем мне хочется дойти…», «Быть знаменитым некрасиво…», «Ночь» и др. Проанализируем три эти стихотворения.

В стихотворении «Во всем мне хочется дойти…» Пастернак говорит о том, что в творчестве поэта должна звучать сама жизнь. Поэт хочет написать обо всем:

О беззаконьях, о грехах,

Бегах, погонях,

Нечаянностях впопыхах,

Локтях, ладонях.

Но прежде чем воспроизводить жизнь в стихах, ему надо понять суть всех явлений, которые происходят в жизни:

Во всем мне хочется дойти

До самой сути.

В работе, в поисках пути,

В сердечной смуте.

Познать тайны бытия, суть окружающего мира для лирического героя этого стихотворения Пастернака необходимо, чтобы рождался стих. Поэт хочет творить в своих стихах, как творит природа:

В стихи б я внес дыханье роз,

Дыханье мяты,

Луга, осоку, сенокос,

Грозы раскаты.

В стихотворении Пастернак утверждает, что творчество, как и природа, как и человеческая жизнь, — это Божий дар. Стихотворение «Быть знаменитым некрасиво…» можно назвать поэтическим манифестом Пастернака. В нем Пастернак пишет о том, каким должен быть поэт. Истинному поэту не надо быть знаменитым, «не надо заводить архива, над рукописями трястись.», ему должны быть чужды шумиха, успех и самозванство. Пастернак определяет цель поэзии: «цель творчества — самоотдача», а также основные требования, которым должно отвечать творчество истинного поэта. Во-первых, это ясность и конкретность (в поэзии не должно быть «пробелов», белых пятен, то есть непонятностей). Во-вторых, поэт должен быть самобытным, а его творчество индивидуальным, и, в-третьих, истинному поэту необходимо быть живым, то есть любить жизнь, быть близким к ее проблемам:

И должен ни единой долькой

Не отступаться от лица,

Но быть живым, живым и только,

Живым и только до конца.

И тогда поэт станет способным «привлечь к себе любовь пространства, услышать будущего зов». Свое понимание творчества Пастернак выражает в стихотворении «Ночь». Герой стихотворения, летчик, отождествляется с поэтом. Летчик предстает в контексте всего мира. Он летит над городами, казармами, кочегарками, вокзалами, поездами, а также Парижем, материками, афишами. Летчик связан со всем этим, он часть этого мира, часть космоса. Так и художник находится в неразрывной связи со вселенной, с космосом, он заложник вечности, времени:

Не спи, не спи, художник,

Не предавайся сну.

Ты вечности заложник

У времени в плену.

Многочисленные повторы, анафоры, трехстопный ямб, обилие глаголов создают впечатление вечного движения, динамики. Пастернак призывает поэтов идти в ногу со временем, не отрекаться от жизни.

Таким образом, пройдя через увлечение символизмом и футуризмом, освободившись от давления формы над содержанием, Пастернак приходит к действительной ясности, содержательности стихов. В течение всей своей жизни Пастернак пытается определить цель искусства, поэзии, назначения поэта; особенно четко, ясно, конкретно это сформулировано в его поздней лирике. Тема поэта и поэзии имеет философское решение в творчестве Пастернака. Она тесно связана с религиозными убеждениями поэта: творчество воспринимается Пастернаком как ценный Божий дар.

Что же касается «Гамлета», то судьба Гамлета связывается и с судьбой Христа, и с миссией поэта, творца, избранника. Гамлет отказывается от себя, от своего права выбора, чтобы творить волю пославшего его. Он знает, что выполняет «замысел упрямый» Господа. Он одинок и трагичен в своем подвижничестве. «Я один, все тонет в фарисействе» — определение положения подвижника, поэта в современном ему мире.

Тема «Гамлета» соотносится с темой стихотворения «Рассвет». Лирический герой берет на себя бремя людских забот. Слияние судьбы лирического героя с судьбой народа — завет свыше. Погружение в повседневность, в жизнь смертных становится не только заветом, но и необходимостью и неизбежностью.

Сроднение поэта с «толпой» — тема, отражающая понимание Борисом Пастернаком сути творчества. Поэзия, по словам Пастернака, как и душа поэта, — губка, впитывающая не только тайны мироздания, но и мелочи жизни.

lib5.podelise.ru


Смотрите также