Гул затих я вышел на подмостки анализ стихотворения


Анализ стихотворения Б. Пастернака «Гамлет».

В романе «Доктор Живаго» (1957) Пастернак отразил сложные и противоречивые чувства, которые довелось испытать ему и его герою Юрию Живаго в те беспощадные годы. Пастернак писал, что в Живаго стремился запечатлеть и себя, и Блока, и Есенина, и Маяковского.

В стихотворении «Гамлет», вошедшем в этот роман, отразилась трагическая судьба русской интеллигенции, которой, подобно шекспировскому герою, приходилось решать, быть или не быть, и выбирать, кто будет определять её жизнь.

В стихотворении «Гамлет», написанном в 1946 году, не могла не прозвучать скорбная тема, напоминавшая о тех, кто был репрессирован в годы сталинского террора (вспомним хотя бы о. Мандельштама или доведенную до самоубийства М. Цветаеву - «Ах, Марина, давно уже время, да и труд не такой уж ахти, твой заброшенный прах в реквиеме из Елабуги перенести. «Памяти Марины Цветаевой», 1943)

Пастернак нашел в Гамлете своего духовного брата - ему он и доверил свою тревогу за новый век. «Гамлет» - стихотворение о герое Шекспира принце Датском, который поднялся на борьбу со всем мировым злом и погиб в этой безнадежной борьбе; о гениальном актере, играющем роль Гамлета в театре, глубоко эту роль постигшем; об Иисусе Христе, Богочеловеке, Сыне Божием, пришедшим на землю, чтобы пройти путь страданий и своими страданиями искупить все грехи человечества; о герое романа Юрия Живаго; наконец, об авторе романа Борисе Пастернаке.

Если вслушаться, вдуматься в стихотворение, то можно услышать в нём гармоничное единство пяти голосов.

Гамлет из 17 -ой части романа «Доктор Живаго» стал как бы лирической интерпретацией вечного шекспировского образа.

Как герой пастернаковской книги остается жить в своих стихах, так и Гамлет продолжает жить в стихотворении вопреки своей гибели в трагедии.

Мы помним, что принц Датский имел прямое отношение к театру и выступал даже в роли режиссера трагедии «Убийство Гонзаго», представленной труппой бродячих актеров. Так что пребывание на сценических подмостках для него естественно.

Гул затих. Я вышел на подмостки.

в буквальном, прямом понимании - это слова актера. Метафорически эти слова очень естественно могут быть приписаны Гамлету, который говорил, что жизнь - это театр и люди в нем - актеры.

Первая фраза текста «Гул затих» предполагает зрительный зал, публику, её легкий шум перед началом спектакля. Ассоциация с театром подкреплена с такими деталями, как «подмостки», «сумрак», «бинокли», «отголоски», «играть роль». Этот лексический ряд поддерживает наше представление об актере - мыслителе, глубоко вживавшемся в сущность своего сценического образа.

Прислонясь к дверному косяку,

Я ловлю в далеком отголоске,

Что случится на моем веку.

в прямом смысле эти слова принадлежат и Гамлету, который напряженно вглядывается в движущееся время, и актеру, играющему роль Гамлета, осмысливающему свою роль в трагедии. Но явно в стихотворение входит и сам Иисус Христос, поскольку Пастернак вводит ассоциацию с евангельской историей о молении о чаше. Но это ведь и мучительные мысли самого Юрия Андреевича Живаго, в тетради которого мы читаем стихотворение «Гамлет». Он предчувствует неизбежность новых бед и страданий, гибель свою и тех, кто дорог ему. И, конечно же, это и слова самого Пастернака о себе, так как он предполагал, что власть не простит ему его роман, который отражает трудный путь той части русской интеллигенции, которая осталась в России со своим народом, не эмигрировав. Не уехали очень многие, но они, как Ю. Живаго, как Ахматова, как Пастернак, ощущали своё противостояние тому миру, что тонул в фарисействе.

На меня наставлен сумрак ночи

Тысячью биноклей на оси.

Пастернак тоже видел, как на него был «наставлен сумрак ночи», как на него глядели «тысячи биноклей» (поразительный символ опасности!) своими прицельными окулярами. Он жил многие послевоенные годы в предчувствии возможного ареста и расправы. Евгения Пастернак вспоминает, как поэт повторял: «Разумеется, я всегда ко всему готов. Почему со всеми могло быть, а со мной не будет?». Это ведь тоже понимание того, что «неотвратим конец пути», что «сейчас идёт другая драма», не менее страшная, чем во времена Шекспира. И поэт готов был, подобно своему герою, принести себя в жертву во имя своей сверхзадачи - написания романа.

Ещё несколько слов об ассоциации с Христом:

Если только можно, Авва Отче,

Чашу эту мимо пронеси.

Неожиданное обращение «Авва Отче» словно на мгновение переносит нас в Гефсиманский сад, где перед арестом молился Христос. Он взывает к своему Богу-Отцу, зная о той череде страданий, которые предстоит пережить. Ощутить близость того мира помогает новый лексический ряд текста: Авва Отче, чаша, фарисейство, конец пути. Вспоминаются слова из Евангелия: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия» (Мф; 26, 39) и о последующей Голгофе - «конце пути».

Эти стихи близко передают молитву Христа в Гефсиманском саду. В Евангелии от Марка читаем: "Авва Отче! Все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо меня" (гл. 14, стих 36). Авва - "отец" по-древнееврейски; Авва Отче - обращение к Богу-Отцу. Ясно, что в буквальном значении эти два стиха написаны Пастернаком от лица Христа. В переносном же значении они принадлежат всем четырем остальным носителям авторского сознания. Выражение "Да минует меня чаша сия" и сходные с ним давно вошли в языки христианских народов и стали крылатыми. Так мог бы сказать и Гамлет, и актер, и Юрий Андреевич, и Пастернак.

я люблю Твой замысел упрямый

И играть согласен эту роль.

Чьи это слова? Их можно понять как продолжение речи Христа, который в Евангелии говорит вслед за словами, приведенными выше: "Но не чего Я хочу, а чего Ты". Сперва Христос просит Отца о том, чтобы страдания миновали Его, однако тут же прибавляет: "но пусть сбудется не то, чего хочу Я, а то, чего хочешь Ты". Принимает все испытания своей судьбы, каковы бы они ни были, и Гамлет в трагедии Шекспира. Сознательно, мужественно идут навстречу гибели и герой романа, и его автор. В прямом смысле согласие играть роль высказано от имени актёра.

Но сейчас идет другая драма,

и на этот раз меня уволь.

Актёр согласен играть на сцене, но не хочет участвовать в отталкивающей (как следует из заключительного четверостишия) драме жизни. Приятие и неприятие страданий и насильственной смерти отражают колебания и Христа, так достоверно переданные в Евангелии и придающие Ему такую трогательную человечность, и Гамлета, метания Юрия Андреевича и самого Пастернака.

Но продуман распорядок действий,

И неотвратим конец пути.

Актёр вынужден играть, даже когда пьеса перестаёт ему нравиться.

Другие тоже ничего не могут изменить в жизни, от трагического финала им не уйти.

я один, все тонет в фарисействе.

Фарисеи отвергали учение Христа, обличение их лицемерия и ханжества многократно звучит в речах Христа, переданных в Евангелии. Фарисейским - лживым, лицемерным - был двор короля Клавдия в Эльсиноре, где пришлось действовать Гамлету. Лицемерие и ханжество своего времени не раз обличал Пастернак, в том числе в "Докторе Живаго".

Евангельские образы, высокий библейский слог соединены с народной пословицей, содержащей простую, но очень глубокую мысль:

Жизнь прожить - не поле перейти.

Такая концовка придает естественность, достоверность всему стихотворению. Оно написано пятистопным хореем классическим размером, который использовал Лермонтов в стихотворении "Выхожу один я на дорогу ... ". Когда мы говорим о стихотворном размере вообще, то имеем в виду не только чередование сильных и слабых слоговых позиций, но и присущее ему сплетение определённых тем, синтаксических конструкций, интонаций, настроений. Мне кажется, что тема и настроение одиночества переданы в этом стихотворении с предельным напряжением, начиная с первого и кончая завершающим стихом. Пятистопному хорею обычно свойствен контраст между темой пути и неподвижностью героя. Такой контраст мы видим и в «Гамлете» Пастернака: герой вышел на подмостки; остановился, прислонясь к дверному косяку, и не решается идти дальше, хотя понимает, что идти необходимо. Он просто обречён идти, хотя ждут его страдания и гибель (жизнь прожить - не поле перейти). В этих противоречиях и колебаниях заключен трагизм положения Гамлета всех времён.

Итак, Гамлет в стихотворении Пастернака отождествляется с Юрием Живаго. Стихотворение о самом процессе поиска единственного выхода, который был бы достоин каждого, кто видится нам при чтении стихотворения.

Гамлет Пастернака говорит на равных со всей Вселенной, она слышит Гамлета как давнего знакомого. - Гамлет Пастернака пытается понять свое предназначение и соотносит его с неотвратимостью закона, которому надо подчиняться.

Да его слышит Вселенная, но это не мешает ему оставаться наедине с самим собой, просто масштаб его раздумий соразмерен с масштабом Вселенной.

у Пастернака Гамлет - человек, на наших глазах совершающий выбор. В этом Гамлет перекликается с образом Христа.

- Каждый один на один с самим собой, перед каждым - неминуемая чаша страданий. Каждый расплачивается за грехи своих современников.

lib.repetitors.eu

Стихотворение Пастернака «Гамлет» на Сёзнайке.ру

1 вариант

Стихотворение «Гамлет», написанное в 1946, открывает цикл стихов, завершающий роман «Доктор Живаго». Для романа эти стихи - своего рода прорыв в бессмертие после тяжелого сюжета, это прорыв в вечность. Вот почему среди них так много стихов, которые непосредственно связаны с «вечными» или же христианскими образами. Стихотворение «Гамлет» оказывается именно в этом ряду.

Интересно то, что этот образ и ранее привлекал поэта, который сделал один из лучших переводов трагедии Шекспира «Гамлет». Для Пастернака Гамлет – это человек большой мысли и одаренности, это творческая личность, поэт. Недаром образ Гамлета в стихотворении Пастернака – это и герой романа, и сам автор, ощущающий себя актером в роли Гамлета: «Гул замолк. Я вышел на подмостки…». Как и шекспировский герой, Гамлет у Пастернака – судья своего времени, эпохи страшных, катастрофических потрясений, когда «все тонет в фарисействе». Он остается один на один перед проблемой любого Гамлета во все эпохи: соединить порвавшуюся «связь времен». Он, безусловно, человек своей эпохи, но вместе с тем как бы стоит вне времени: «Я ловлю в далеком отголоске, / Что случится на моем веку». Вот почему в стихотворении возникает другая образная параллель: Гамлет – Христос. Ведь сам герой стихотворения утверждает, что он – герой «другой драмы», которая для него и является наиболее важной: драмы духовной, драмы долга и самоотречения.

В стихотворении прослеживаются прямые текстуальные переклички с Евангелием. Ведь и пастернаковский Гамлет, и Христос призваны творить Высшую волю. «Да минует меня чаша сия!» - говорит Христос. «Если только можно, Авва Отче, / Чашу эту мимо пронеси», - молит герой стихотворения. Христос – Богочеловек, он знает, что послан в мир единственно с тем, чтобы испить эту искупительную чашу, а потому он не волен выбирать. Гамлет – человек, он свободен в своем выборе. Если он откажется от своей роли в «другой драме», то чаша минует его. Но будет ли это выбор, «достойный духа», как размышлял шекспировский Гамлет? Ответ Гамлета у Пастернака звучит так: «Я люблю твой замысел упрямый / И играть согласен эту роль». Минутная слабость заканчивается тяжелым, но единственно возможным для него решением. Ведь он понимает, что «жизнь прожить – не поле перейти». Эти простые слова русской пословицы подтверждают его глубинную связь с «почвой и судьбой» своего народа, своей страны. Это осознанная жертвенность, подобная крестной жертве Христа. «Я окончил роман, исполнил долг, завещанный от Бога», - говорил автор романа, которому тоже довелось испить свою чашу страданий. Но, как и в вечной книге, за страданием и жертвой следует воскрешение, победа жизни над смертью. Это и есть и главная идея романа, и основная мысль стихотворения «Гамлет», которое его завершает.

2 вариант

Стихотворение Б.Л. Пастернака «Гамлет» является первым из стихов, завершающих роман «Доктор Живаго». В нем автор осмысляет свой литературный труд, определяет его значение и в своей личной жизни, и в жизни общества. Свою судьбу он уподобляет судьбе шекспировского героя, «поднявшего оружие против моря бедствий», осмелившегося в одиночку встать на борьбу со злом и ложью окружающего мира. Пастернак очень хорошо понимал, что его ждет после написания «Доктора Живаго», и стихотворением «Гамлет» он словно внутренне оборонялся от той враждебности, которая потом побудит поэта отказаться от Нобелевской премии и написать покаянное письмо Хрущеву.

Стихотворение «Гамлет» еще раз напоминает нам о невластности времени над вечными творениями, вечными темами. Герой трагедии Шекспира является представителем «коренных направлений человеческого духа», по словам Пастернака. И поэт осмысляет назначение этого образа в современной ему эпохе, когда власть бесцеремонно диктовала, как писать стихи и снимать фильмы, а «фарисеи» от литературы льстиво поддакивали всем указам и постановлениям компартии. Пастернак делится с читателем своим восхищением перед героем, верным служению идеалам добра и справедливости. «Зрителю, – писал поэт, – предоставляется судить, как велика жертва Гамлета, если при таких видах на будущее он поступается своими выгодами ради высшей цели».

Гул затих. Я вышел на подмостки.

Прислонясь к дверному косяку,

Я ловлю в далеком отголоске,

Что случится на моем веку!

Важно, что герой стихотворения при всем романтическом максимализме не является индивидуалистом. Он не противопоставляет себя толпе, наоборот, в ее голосах он угадывает свое будущее. Пастернак всегда выступал против раздувания поэтической личности в сверхчеловека, по этой причине он говорил о необходимости преодоления в литературе влияния поэтов-романтиков, к коим причислял символистов и даже Маяковского.

Под словом «гул» в стихотворении угадывается не просто шум зрительного зала, а звуки с площади, заполненной народом. Дополняет эту ассоциацию и фраза «вышел на подмостки», где слово «подмостки» означает не столько сцену, сколько уличный помост для выступления оратора перед многотысячной толпой. И своим романом «Доктор Живаго» автор тоже обращался ко всем людям, выступал против цинизма и жестокости современного мира, где не остается места любви и милосердию. «Отголоском», в котором герой «ловит», «что случится на… веку», станет реакция читателей на произведение об интеллигенте, воспротивившемся бесчеловечности окружающего его общества:

На меня наставлен сумрак ночи

Тысячью биноклей на оси.

Герой стихотворения очень остро чувствует мрачность атмосферы, в которой он находится среди соглядатаев с «биноклями на оси». Чиновники, цензоры не дают свободно творить поэту, всматриваясь в каждый его шаг и оценивая каждое слово с позиции мнимых ценностей фарисейской культуры.

Лирический герой стихотворения ищет опору в высшей силе:

Если только можно, авва отче,

Эту чашу мимо пронеси.

Он просит Бога о том, чтобы минула его судьба быть судимым такими «ценителями» культуры. Ветхозаветная лексика («авва отче», «чаша») возвращает нас к почти исчезнувшей связи понятий интеллигенции и православия, напоминает о вечности евангельских истин во все времена.

В следующей строфе, на первый взгляд, обнаруживается душевная слабость героя, будто бы испугавшегося своего предназначения быть Гамлетом, быть одним в мире бесправия:

Я люблю твой замысел упрямый

И играть согласен эту роль.

Но сейчас идет другая драма,

И на этот раз меня уволь.

Да, герой всем сердцем отдается роли Гамлета, «играть роль» – не просто по-актерски исполнять лицо пьесы, а жить ею, быть готовым также, как и шекспировский герой, нести высокую миссию борца с несправедливостью. Но теперь все гораздо серьезнее: «другая драма» – это не другая пьеса, это драма жизни, где все уже предопределено:

Но продуман распорядок действий,

И неотвратим конец пути.

У нас в сознании, естественно, возникают параллели с судьбой Сына Божьего, которого чаша не миновала и он испил ее до дна, хоть и молил о том же, что и герой стихотворения. Все в этом мире уже решено, неслучайно первая строфа начинается с описания того, как герой пытается предугадать свою судьбу, он уверен в ее предначертанности свыше. Однако сила личности в том, чтобы даже зная о предстоящих страданиях, моля об избавлении, все же идти до конца по предназначенному пути. Идти не безрассудно и легкомысленно, а ощущая ответственность за каждый сделанный шаг:

Я один, все тонет в фарисействе,

Жизнь прожить – не поле перейти.

Если в ранних стихах Пастернака ощущалась сложность формы, густая насыщенность метафорами, то в стихотворении «Гамлет» философское восприятие мира передается глубокими, но прозрачными, классически ясными образами. В стилистике уже нет прежней экспрессивности, хотя стихотворение «Гамлет» и является по форме монологом. Суть вещей воспринимается через целостное осмысление нравственных категорий добра и зла, красоты и уродства. Текст насыщен театральными профессионализмами: «подмостки», «бинокли», «замысел», «играть роль», «распорядок действий», «конец пути», но они имеют переносный, более широкий смысл, что придает лексике стихотворения афористичность, емкость. Поэтому возможно такое богатое истолкование каждой фразы. Заканчивается же «Гамлет» фольклорной мудростью, подтверждающей общность мировосприятия актера, человека искусства, и народа.

www.seznaika.ru

Восприятие, истолкование оценка стихотворения Б. Пастернака «Гамлет» Стихотворения Пастернак Б.Л. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения

Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Сочинения / Пастернак Б.Л. / Стихотворения / Восприятие, истолкование оценка стихотворения Б. Пастернака «Гамлет»

    Борис Леонидович Пастернак – величайший художник слова XX столетия. Ему пришлось тво-рить в сложное для России время: революция, жестокие репрессии, Великая Отечественная война, тоталитарный режим. Все эти события отражены в его творчестве.     Многое высказано его стихотворными и прозаическими произведениями, но, пожалуй, самое главное его произведение – роман «Доктор Живаго», который долгое время был запрещен. Это поэтический роман, роман о том, как живут стихом. Это психологическая биография автора, пронизанная тончайшей музыкой чувств. Тело прозы венчают великолепные стихи.     Открывает цикл стихотворение «Гамлет», которым представлена философская проблематика. Вместе с ним в цикл входит трагедийное начало - стихотворение является отражением психо-логического состояния лирического героя.     Название, герои, проблематика, внимание к психологизму человеческого «Я» создают фило-софскую направленность стихотворения. Пастернак рассуждает в нем о нравственном долге и выборе личности, осознающей себя судьей своего времени и общества. Гамлетовский вопрос «быть или не быть?» осмысливается как главный вопрос эпохи. Атмосфера неоднозначности, морального выбора господствует в нем, и герой делает этот выбор в схватке со злом.     Как и Гамлет, лирический герой оказывается в центре мирозданья, пытаясь предугадать свою роль в мировой драме:     Прислонясь к дверному косяку,     Я ловлю в далеком отголоске     Что случится на моем веку…     В шекспировском герое Б. Пастернак видел избранника судьбы, вступившего в противоборст-во с первыми лицами государства-тюрьмы, наверняка зная, что обрекает себя на смерть. Нрав-ственные требования личности, не приемлющей лжи, зла, компромисса с преступной властью, оказываются сильнее всех выгод настоящего и будущего, самого инстинкта сохранения.     Б.Л. Пастернак обратился к образу Гамлета неслучайно. С героем трагедии Шекспира пастер-наковского Гамлета сближает одно и то же стремление: сделать свой жизненный выбор, не по-кривить душой в море бед человеческих. Вероятно, сам автор романа чувствовал себя Гамле-том, когда создавал это произведение.     Стихотворение «Гамлет» построено в форме монолога. Оно больше похоже на исповедь чело-века, который не знает, что ему делать, не видит выхода из этого сложного состояния души. Все вокруг молчат, на сцене лирический герой один: «Гул затих. Я вышел на подмостки».     Герой стоит, прислонившись к дверному косяку, к двери, которая разделяет мир на две части. С одной стороны, это мир, в котором господствует тоталитаризм, в нем нужно постоянно идти на сделку с совестью. С другой стороны, это собственный мир художника, в котором главенст-вуют свои нравственные законы, шагнув в который, нужно будет идти против законов совре-менного ему общества. Герой давно сделал выбор для себя, но ему нужна помощь Бога, чтобы выстоять.     Сложное психологическое состояние усугубляется тем, что он стоит на перепутье. Герой как будто предчувствует свой конец и знает, что судьбу не изменить, и то, что предназначено судьбой, свершится:     Но продуман распорядок действий,     И неотвратим конец пути.     Лирический герой находится под прицелом тысяч недоброжелательных глаз, которые сами едва держатся на оси:     На меня наставлен сумрак ночи     Тысячью биноклей на оси.     Образ ночи встречается во многих стихотворениях цикла. И она символизирует ту атмосферу эпохи, в которой приходится жить пастернаковскому герою. Ночь у него связана со злом и си-лами тьмы.     Образ ночи усиливается словом сумрак. Ведь ночь и так мрачна сама по себе, а тут еще и су-мрак ночи, который создает впечатление «живого и злого» мрака. И это рождает чувство без-надежности.     Лирический герой беззащитен, потому что силы зла очень сильны, очень сложно противосто-ять в одиночку «тысячам биноклей». Эта метафора расширяет художественное пространство стихотворения, помогает осмыслить суть человеческого бытия. Через нее решается еще одна глобальная тема - «жизнь – это театр» - заявленная в трагедии Шекспира. Б. Пастернак пере-носит эту метафору в свой текст, на нее работает лексика стихотворения (подмостки, роль, драма, распорядок действий). Но в конце концов оказывается, что жизнь не терпит лицедейст-ва, она есть выбор, и прожить ее – значит сделать этот выбор.     Таким образом, Б.Л. Пастернак еще раз подчеркивает, что мир – театр, жизнь – драма, человек – актер. Но главный «зритель» – Бог, который, в конечном счете, решает все. Пастернаковский Гамлет обнажает душу перед Богом, к нему обращается с мольбой о помощи, просит утвердить в сделанном выборе, дать сил выстоять до конца.     Лирический герой Пастернака в оценке творчества доходит до полной самоотдачи, вплоть да гибели, ибо искусство, по мнению поэта, имеет судьбоносное значение для человека, им одер-жимого.     Тема одиночества лирического героя в этом страшном мире встает и в последней строфе:     «Я один, все тонет в фарисействе».     Общество, в котором живет пастернаковский герой, погрязло в лицемерии, ханжестве, ибо фа-рисеи, по Библии, – олицетворение лицемерия, лжи, пустословия и беззакония.     Завершающая стихотворение пословица «жизнь прожить - не поле перейти» ставит в конце не точку, а многоточие: конфликт между Гамлетом и миром, который его окружает, не разрешен. Страдания будут длиться вечно. Эта мудрая русская пословица служит внутренним советом для лирического героя: жизнь – очень сложная вещь, поэтому нужно быть готовым к любому испытанию и не сломаться нравственно под грузам окружающей действительности.     Стихотворение «Гамлет» написано хореем, который сочетается с пиррихиями. Рифма здесь перекрестная, в первой и третьей строках – женская, во второй и четвертой – мужская.     Итак, образ русского Гамлета, нарисованный Б. Пастернаком, сложен и трагичен. Это храни-тель Божьего завета, христианской этики, преемник художественно-философской мысли, за-вещанной мировой культурой. Это человек, пропустивший через свою душу трагические про-тиворечия XX в.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пастернак Б.Л. / Стихотворения / Восприятие, истолкование оценка стихотворения Б. Пастернака «Гамлет»

Смотрите также по произведению "Стихотворения":

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

www.litra.ru


Смотрите также