Федор Шехтель – архитектор, изменивший Москву. Лестница шехтеля


Открывая Москву

Москва Шехтеля

Федор Шехтель - один из самых известных российских архитекторов. Среди его творений - особняки Рябушинского, Морозова, Смирнова, здания МХТ и Ярославского вокзала, которые стали символом Серебряного века и образцами стиля модерн.

Федор Шехтель, фото 1890-х годов

wikipedia.org

Рассказывает научный сотрудник Музея архитектуры им. Щусева Людмила Сайгина.

Федор (настоящее имя Франц-Альберт) Шехтель немец по происхождению, приехав в Москву из провинциального Саратова, оказывается в доме мецената Павла Третьякова, куда его мать устраивается экономкой. Третьяков, заметив способности юноши, сводит его с семейным архитектором Каминским, с подачи которого Шехтель поступает в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где его однокурсниками становятся Исаак Левитан и Николай Чехов - брат Антона Чехова. Из училища Шехтеля вскоре отчисляют за прогулы, но это не мешает блестящей реализации молодого человека.

Шехтель начинал свою карьеру как художник театра. В начале 1880-х он поступил на службу к известному антрепренеру Михаилу Лентовскому в московский сад «Эрмитаж», который располагался тогда на Божедомке. Зодчий создавал декорации и костюмы для театральных постановок, проектировал летние и стационарные театры.

В дальнейшем, театральность станет определяющий чертой в оформлении интерьеров домов, созданных Шехтелем. Как известно, Шехтель рисовал дом целиком — от ворот до камина и дверных ручек. Во внутренних интерьерах его построек всегда присутствовало смешение стилей, напоминающее смену сценок в театре. Заказчики того времени любили сказочные, поражающие воображение, интерьеры. В очередь к архитектору выстраивались богатейшие купцы России: Морозовы, Кузнецовы, Локаловы и другие.

Шехтель, безусловно, один из наиболее ярких представителей стиля модерн в русском и европейском зодчестве, но ошибочно привязывать его только лишь к этому направлению. После театра он продолжительное время занимался готикой, а через нее, синхронно с развитием европейской архитектуры, пришел и к модерну.

Еще один миф о Шехтеле связан с трагическим финалом его карьеры и жизни. После 1917 года архитектор остается без всякой работы, но причина этого не во вкусах новой власти, а в том, что всякое строительство в стране после революции прекратилось. Федор Осипович заседал в бесконечных комиссиях, его всюду приглашали и не игнорировали, но заказов просто не было. Архитектор попал в мрачную эпоху безвременья, революции и гражданской войны. Строить Советы начали лишь в 1929 году, с началом пятилеток, но Шехтель умер в 1926…

Несмотря на трагические эпизоды биографии, архитектурное наследство зодчего огромно, только в Москве около 80 построек, среди которых настоящие шедевры.

Особняк в Ермолаевском переулке

Ермолаевский пер., 28, с. 1

Небольшой псевдосредневековый особняк на углу Трехпрудного и Ермолаевского переулка стал вторым собственным домом зодчего. Архитектор переезжает в центр и на собственном примере осваивает новейшие принципы современного зодчества. Все помещения особняка выходят в двухсветный лестничный холл, образуя так называемую «круговую» анфиладу — этот прием будет повторен в построенном на четыре года позже особняке Рябушинского.

Маленький двор окружен оградой с решеткой, над крыльцом сделано небольшое мозаичное панно с литерами F и S (Franz и Shektel) — Федором Осиповичем обрусевший немец Франц Альберт стал только в 1914 году, после начала Первой мировой войны, в знак солидарности с русским народом.  

«Построил избушку непотребной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за кирху, то ли за синагогу», - иронично оценивал зодчий свой труд в письме к Антону Чехову. И, действительно, при пристальном взгляде на дом можно увидеть и средневековый английский замок, и русскую избу.

Дом Шехтеля в Ермолаевском переулке

wikipedia.org

Особняк Рябушинского

Малая Никитская, 6/2 с. 5

Особняк на Малой Никитской Федор Шехтель построил для своего близкого друга фабриканта Степана Рябушинского в 1900-1903 годах. Дом является классическим образцом модерна. Каждый фасад отличается своим неповторимым обликом. В декоре использована морская тематика: изображения медуз, морских коньков, ракушек. Центральным украшением внутренних интерьеров является мраморная лестница, выполненная в форме волны. Искусствоведы усматривают символизм в каждом из этажей дома: первый – подводное царство, второй – мир воздуха и света, молельня – высшее духовное пространство. Заказчик дома Степан Рябушинский был представителем богатого рода старообрядцев, коллекционером древних икон. В момент постройки здания старообрядчество было запрещено, и молельня проектировалась как тайная комната.  Если смотреть с улицы, ни за что не догадаешься, что она там есть. С 1931 по 1936 годы в особняке жил Максим Горький, сегодня здесь находится дом-музей писателя.

Особняк Рябушинского

wikipedia.org

Особняк Дерожинской

Кропоткинский пер., 13 с. 1

Первый муж заказчицы этого дома Александры Дерожинской, дочери известного суконного фабриканта Ивана Бутикова, приходился братом Степану Рябушинскому, владельцу особняка на Малой Никитской. Роскошный особняк для Дерожинской Шехтель строит в 1901-1903 годах. Дом спрятан вглубь участка, его обрамляет кованая изящная решетка ограды – классический признак модерна. Выступающую часть фасада почти полностью занимает огромное арочное окно. Постройка выглядит элегантно за счет плиточной облицовки светло-зеленого цвета с белыми окантовочными полосами. Шехтель также полностью разработал концепцию интерьеров: по его эскизам была сделана каждая мелочь, включая торшеры и ручки дверей (кстати, входная была в виде черного паука). Особняк был оснащен всеми новейшими на тот момент инженерными технологиями: паровым отоплением, канализацией водопроводом, электричеством, телефонной связью. После революции имущество Дерожинской было национализировано. Здание же занимали различные советские учреждения. С 1959 года здесь находится посольство Австралии.

Особняк Дерожинской

wikipedia.org

Ярославский вокзал

Комсомольской пл.,  5

Ярославский вокзал назывался изначально Троицким и в первое время связывал Москву с Троице - Сергиевой Лаврой (Сергиев Посад). С продлением дороги до Ярославля в начале 1870-х годов вокзал был перестроен. В 1898 – 1899 годах железная дорога дотянулась до Архангельска, к ней примкнули другие линии, вокзал в Москве стал тесным. Тогда началась очередная его перестройка, к которой был приглашен архитектор Федор Шехтель. Зодчий пристраивает к старому зданию вокзала новый фасад с залом ожидания, применяя современные строительные материалы. Ярославская железная дорога связывала Москву с северными губерниями, поэтому Шехтель избрал для своего проекта новорусский стиль, преломленный архитектором в индивидуальной манере.

Высокая, как у древнерусских теремов, кровля, широкий фриз из зелено-коричневой глазурованной плитки, майоликовые вставки с сюжетами по «северным» рисункам Шехтеля, - здание выглядит как сказочный замок.

Ярославский вокзал в начале XX века

wikipedia.org

Особняк Морозовой

Спиридоновка, 17

Федор Шехтель был знаком практически со всеми представителями рода Морозовых, но настоящая дружба связывала его с известным меценатом Саввой Тимофеевичем Морозовым. По заказу купца Шехтель строит особняк на Спиридоновке, ставший одним из лучших его произведений. Савва Морозов был выпускником Кембриджа, обожал все английское и готическое. И для себя и своей жены Зинаиды вознамерился построить в Москве роскошную усадьбу с намеком на Англию. Шехтель, тогда еще не бывший в звании архитектора, выполнил задачу безупречно: соединил в одном здании элементы укрепленного замка и роскошного особняка. В строительстве «замка» он использовал архитектурные новации. Внешне здание выглядит довольно аскетично, а внутренние пышные интерьеры воссоздают романтическую атмосферу рыцарского средневековья. Над убранством интерьеров работал сам Врубель. Сейчас здесь располагается дом приемов МИД России.

Особняк на Спиридоновке

Ольга Ваганова/АиФ

Фарфоровый дом

Мясницкая ул., 8/2

В 1898 году фарфоровый магнат Матвей Кузнецов заказывает Шехтелю строительство нового здания для торгового дома «Товарищества Кузнецова» на Мясницкой. В тот год «Товарищество» стало крупнейшим производителем фарфора в Европе и нуждалось в достойном представительстве. В этом магазине выставлялись фарфоровые изделия, которые выпускались на всех многочисленных кузнецовских фабриках. Посуду на любой вкус здесь могли купить и крестьяне, и мещане, и купцы, и аристократы. Шехтель проектирует в здании огромные витрины, чтобы товар можно было рассмотреть издалека. Фасад дома украшен масками покровителя торговли крылатого бога Меркурия. Первый этаж занимал магазин, а на втором были конторские помещения. После революции сюда въехал синдикат силикатной промышленности, а после войны войны здание опять отдают магазину посуды, и сегодня на первом этаже, как и при Кузнецове, торгуют фарфором и фаянсом.

Дом фарфора

wikipedia.org

Здание МХТ

Камергерский пер., 3

В 1902 году по просьбе купца Саввы Морозова архитектор Федор Шехтель реконструирует здание Московского Художественного театра в модном тогда стиле модерн. Делает он это совершенно безвозмездно. Шехтель продумал освещение зала, сцены, цвет стен, ковры, поглощавшие звуки, гримерки отделывались с учетом пожеланий актеров. Летящая над волнами чайка — образ, созданный Шехтелем на театральном занавесе, — до сих пор остается символом МХТ. Знаменитую крутящуюся сцену зодчий конструировал вместе с Морозовым, который не гнушался никакой работы и принимал участие непосредственно в ее установке. Обновленный театр открылся в 1902 году премьерой Чеховской пьесы «Мещане».

Здание МХТ

wikipedia.org

2go2city.ru

Федор Шехтель – архитектор, изменивший Москву

Федор Шехтель – архитектор, изменивший Москву

Федор Шехтель – один из самых заметных архитекторов России рубежа XIX и XX веков, создатель русского модерна, автор десятков прекрасных зданий в Москве, так много сделавший для того, чтобы город приобрел свое неповторимое лицо. Он был, без сомнения, настоящим Мастером, получившим признание, но в конце жизни столкнулся с болезнями, нищетой, невозможностью помочь своим близким. «Я строил всем Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам и остался нищим. Глупо, но я чист», – писал он. Сегодня наш рассказ о судьбе и искусстве Федора Шехтеля.

Саратов — Москва

На самом деле имя Федора Шехтеля — Франц-Альберт. Его отец инженер Иосиф Шехтель происходил из семьи немецких колонистов, в начале XIX века прибывших в Саратовскую область. Детские годы будущий архитектор провел с семьей в Саратове, где его отец и дядя вели торговый бизнес и занимались другими проектами, вплоть до театральных. Однако в какой-то момент семью начали преследовать неудачи: сначала умер Иосиф Шехтель, потом его старший брат, взявший было на себя заботы о семье, дела были расстроены, средств к существованию практически не было.

Мать будущего архитектора устраивала жизнь семьи, как могла. Сама она вынуждена была переехать в Москву, но Франц остался в Саратове, где учился в гимназии. Только в возрасте 16 лет, в 1875 году, он тоже приехал в Москву и начал работать в мастерской архитектора Каминского. Одновременно он поступил на архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Так начался путь будущего великого мастера.

Начало

Судьба, казалось, продолжала испытывать Шехтеля на прочность. Закончить образование он не смог, был отчислен «за плохую посещаемость». В то время серьезно болела его мать, и, видимо, с этим были связаны неуспехи в учебе.

Образование осталось незаконченным, однако работал Федор Осипович много: иллюстрировал книги, делал театральные декорации, создавал эскизы костюмов, работал над архитектурными проектами. Только вот возводить здания по ним в черте Москвы пока было невозможно: у архитектора ведь не было диплома. Хотя заказчики к Шехтелю обращались самые именитые: семья Морозовых, князь Голицын и другие.

Он сотрудничал с ведущими архитекторами своего времени — Каминским, Терским, Чичаговым, и вместе с ними создал ряд выдающихся проектов. В частности, Шехтелю принадлежит авторство фасада нынешнего театра имени Маяковского (ранее — театр Георга Парадиза), а также он принимал участие в подготовке проекта Московской городской думы. Многие его постройки 1890-х годов выполнялись в русском стиле, тогда это было модно, но главным материалом служило дерево, поэтому до наших дней они не дошли.

Морозов

В 1893 году Шехтель получил заказ, который стал поворотным в его судьбе. Савва Морозов заказал архитектору строительство особняка (особняк Зинаиды Морозовой на Спиридоновке), который он видел готическим замком. И Шехтель воплотил эти мечты в жизнь.

Особняк вышел великолепным и стал истинным украшением Москвы. Тем более что финансирование Морозов не ограничивал. Достаточно строгий стиль диктовал свои правила: архитектор предложил не так уж много декоративных украшений, детали укрупнились. Внутри же дом был поистине роскошным: к его оформлению Шехтель привлек Михаила Врубеля. Именно этот проект впоследствии архитектор представил для получения диплома, который ему наконец вручили. А так называемые «готические особняки» стали своеобразной визитной карточкой Шехтеля.

Модерн

Однако Шехтель считается не только родоначальником готического стиля в русской архитектуре, но и одним из пионеров модерна. Переходным от одного стиля к другому стал особняк, который архитектор спроектировал для своей семьи на углу Ермолаевского и Трехпрудного переулков. Сам он говорил об этом доме шутливо: «…построил избушку непотребной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за кирку, то ли за синагогу». А на деле в этом здании воплотились новаторские идеи, которые поведут архитектуру вперед.

Внешне дом достаточно прост, ведь в нем Шехтель применил новый принцип: «изнутри наружу». Он сначала спроектировал роскошную внутреннюю отделку, а потом уже фасады. Арки, деревянные панели, шикарная парадная лестница, башенки — все эти элементы создают особую атмосферу особняка: он изысканный, уютный, гармоничный, со строгой внутренней организацией и множеством прекрасных деталей.

Популярность

В 1900-е годы Шехтель становится не просто известным, а по-настоящему популярным. Проектов у него все больше, заказы все интереснее. Он принимает участие во Всемирной выставке в Париже, где получает серебряную медаль. Строит в Москве здание Ярославского вокзала, выдержанное в неорусском стиле. По его проекту возводится одно из лучших его творений — особняк Рябушинского на Малой Никитской. Мраморная лестница особняка в форме волны по сей день является вершиной архитектуры модерн. Прекрасное решение нашел Шехтель и тогда, когда к нему обратился предприниматель Петр Смирнов: он попросил создать из нескольких зданий на Тверском бульваре единый комплекс. Федор Осипович предложил проект необычный: в доме были и парадные залы, и зимний сад, и даже небольшой зверинец. И этот дерзкий план был воплощен в жизнь.

Постепенно стиль Шехтеля становился проще и рационалистичнее. Например, его авторству принадлежит проект здания, в котором находится кинотеатр «Художественный». Стиль этот получил название «рациональный модерн», и строгость в нем сочетается с функциональностью.

В 1915 году Шехтель принял крещение (именно тогда он получил имя Федор), и тот год был ознаменован началом строительства храма Николая Чудотворца в «Соломенной Сторожке» в Петровско-Разумовском (1915–1916). Построенный в неорусском стиле, как и многие другие здания Шехтеля, храм стала памятником Первой мировой войны.

Советские годы

После революции многие архитекторы не могли найти место в изменившихся условиях. А вот о Федоре Шехтеле так сказать нельзя. В советские годы он продолжал преподавать, стал профессором во ВХУТЕМАСе, работал в Научно-техническом отделе Высшего Совета народного хозяйства. Последний его реализованный проект — павильон Туркестана на Всероссийской сельскохозяйственной выставке (существовала до ВДНХ). Также Шехтель вернулся к работе в театре, реализовал несколько проектов для МХАТа, участвовал в реконструкции здания театра, работал для Малого театра. Однако здоровье Федора Осиповича ухудшалось, работать становилось все сложнее. В 1926 году архитектор умер.

«К жизни нас приковывают лишь стимулы труда, любви и искусства (в них весь смысл жизни), без них мы бы не знали, зачем нас создал творец, и благодаря лишь им мы находим в себе силу переносить все горести и лишения нашего существования (в противном случае наша жизнь была бы бессмысленной)». Федор Шехтель.

Некоторые известные работы Шехтеля в Москве

Особняк Зинаиды Морозовой на Спиридоновке

Напоминающий рыцарский замок снаружи, особняк прекрасен и внутри. Сегодня здесь находится Дом приемов МИД, но в некоторые дни года он открыт для посещений.

Особняк Рябушинского на Малой Никитской

Оригинальный, необычный, изысканный… Особняк, с его необычной лестницей и выдающимися интерьерами заслуживает того, чтобы увидеть собственными глазами. Сегодня здесь находится музей-квартира Горького.

Здание Художественного театра в Камергерском переулке

На месте, где сегодня находится здание МХТ, до конца XIX века стоял дворец Одоевских, где находился театр Корша. Когда было принято решение строить на месте дворца здание театра (а вернее, не строить с нуля, а провести масштабную реконструкцию), обратились к Шехтелю. Он работал над этим проектом бесплатно: «Заказ театра, украшающего Москву, я почитаю за честь выполнить безвозмездно».

Особняк Шехтеля в Ермолаевском переулке

Получив хороший гонорар после строительства особняка Морозова, Шехтель возвел на эти деньги дом для себя и своей семьи. Сочетающий элементы готики и зарождающегося стиля модерн, этот особняк отличается гармоничностью и строгостью. Сегодня в нем находится посольство Уругвая.

Особняк Дерожинской в Кропоткинском переулке

Особняк был построен в начале XX века, и сегодня это один из самых ярких примеров архитектуры русского модерна. Специально для росписи стен создавал эскизы Борисов-Мусатов, но хозяйка отказалась от масштабных фресок, которые так и остались в эскизах. Сто лет спустя с помощью современных технологий фески «Времена года» были перенесены на стены особняка, как и задумывалось изначально.

Кстати, этот дом считается одним из возможных адресов проживания булгаковской Маргариты. Сегодня на территории особняка находится дипломатическая миссия Австралии.

Читайте также "Линия жизни и архитектура Антонио Гауди"

lifestyle-journal.ru

Шехтель — звезда русской архитектуры

Известный зодчий немецкого происхождения Фёдор Осипович Шехтель (урожденный Франц-Альберт Шехтель) вписал своё имя в историю русской архитектуры золотыми буквами.

Шехтель всем сердцем был влюблён в Москву. Именно поэтому практически все его многочисленные сооружения находятся недалеко от российской столицы. Среди работ Фёдора Осиповича по пять театров и церквей, четыре часовни, две типографии, вокзал, банк, кинотеатр, три усадьбы, шесть дач и 30 особняков - такой плодовитостью и неординарностью идей едва ли может похвастаться любой другой зодчий. Большинство сооружений сохранилось до наших времён, пережило бессчётное количество реставраций, но не утратило былого величия.

  

Шехтель родился 26 июля (7 августа) 1859 года. Корни его семьи уходят в Германию, но детство будущего архитектора прошло в Санкт-Петербурге, а в шесть лет он вместе с семьёй переехал в Самару. Его мать, Доротея Гетлих, была дочерью когда-то состоятельного купца, неудачно вложившего свой капитал в сибирские золотые прииски. Надеясь исправить ситуацию, хранительница очага отправилась в Москву, где волею судьбы попала в дом Павла Михайловича Третьякова и устроилась у него экономкой. Впоследствии зять создателя известнейшей картинной галереи, Александр Степанович Каминский, оказал огромное влияние на зодческую карьеру юного Шехтеля.

Фёдор Осипович оказался блистательным учеником, с лёгкостью превзошедшим своего наставника. За какой бы стиль он ни принимался — неоготический, неорусский, неоклассический или созданный им самим национальный вариант модерна – его везде ждал успех. Идеи молодого зодчего были свежи и смелы, а положение выходца из разорившейся интеллигентной семьи только разжигало огонь стремлений достичь новых вершин. Возможно, этим и объясняется невероятная плодовитость архитектора.

 

Пожалуй, венцом творчества Фёдора Осиповича стал Ярославский вокзал, расположенный в Москве около станции метро «Комсомольская». Проект был полностью составлен в 1901 году, а возведение этого поистине масштабного памятника архитектуры проходило с 1902 по 1904 год. На месте неказистых построек зодчий возвёл настоящий дворец в неорусском стиле. В его оформлении угадываются традиционные русские мотивы. Это огромная арка на входе, украшенная гербами Москвы, Архангельска и Ярославля, взмывающие вверх башни и высокая кровля, увенчанная ажурным гребнем, напоминающая крышу старинного терема.

До революций здание славилось богатым внутренним убранством, однако многочисленные реставрации и перестройки превратили когда-то роскошный интерьер в безличные и скучные казенные помещения.

 Следующий шедевр – это всем известный в России и за рубежом МХТ им. А. П. Чехова, расположенный в Камергерском переулке. Над этим проектом Шехтель работал безвозмездно, из любви к искусству, а все затраты по строительству взял на себя русский меценат Савва Морозов.

 

Безликое здание театра было перестроено по замыслу Фёдора Осиповича: в его новой версии царит атмосфера преклонения перед великим и вечным искусством. Идея была настолько близка архитектору, что он на время отказался от всех своих проектов и весь 1902 год посвятил планировке и строительству этого здания. Биограф зодчего писал:

«Близкая по своим устремлениям творчеству Шехтеля программа театра вдохновила его на создание одного из лучших своих произведений»

И это действительно так, потому что продумано и тщательно распланировано было всё — от парадного входа до занавеса с изображенной на нем той самой знаменитой чайкой, которая и стала эмблемой МХТ им. А. П. Чехова.

 Следующая, но не менее важная работа зодчего, - церковь Николая Чудотворца у Соломенной Сторожки. В 1915 году Шехтель принял православие, следуя церковным обычаям, сменил имя и в течение последующего года работал над своим лучшим, как он сам считал, проектом. Он безмерно дорожил им, так как чувствовал духовную потребность привнести что-то в новообретённую веру.

 

Согласно всем традициям древнерусского зодчества, церковь была возведена за месяц, но простояла всего 45 лет, а закрыта была и того раньше – уже через 20 лет после завершения строительства. К сожалению, это деревянное сооружение не сохранилось до наших дней. Но сегодня в 300 метрах от первоначального расположения церкви стоит её копия, возведенная в 1997 году.

 Огромную известность принесли архитектору возведенные им особняки. И первый среди них по значимости принадлежал супруге Саввы Морозова, Зинаиде Григорьевне.

Дом на Спиридоновке напоминает замок: он наполнен духом романтичности и аристократизма. Внутри можно увидеть настенные панно, скульптуры и витраж работы Михаила Врубеля, с которым Шехтелю посчастливилось работать над проектом особняка. Особый изыск помещению придает готическая парадная лестница из резного дерева.

 

Морозов сам выбрал для особняка стиль – английскую неоготику, вероятно, так сложилось из-за предпочтений хозяина, несколько лет прожившего в Манчестере. В остальном же он предоставил амбициозному архитектору полную свободу и неограниченные возможности.

Шехтель и Врубель вместе тщательно продумали все детали интерьера, создав уникальную, неповторимую атмосферу. Кстати, считается, что именно это здание стало прообразом дома булгаковской Маргариты. Сейчас в особняке располагается Дом приёмов Министерства иностранных дел России.

 Если пройти дальше по Спиридоновке, можно увидеть ещё одну знаменитую работу Шехтеля - особняк Степана Павловича Рябушинского, русского мецената и коллекционера. Это здание находится на углу улиц Малая Никитская и Спиридоновка. Сейчас там располагается Музей-квартира Максима Горького.

 

Особняк строился с 1902 по 1906 год. Во внешнем облике постройки и внутри нее рациональность и удобство сочетаются с красотой и поэтичностью. Проект Шехтеля потрясает своей беспрецедентной смелостью: автор полностью игнорирует традиции классицизма, забывая о симметрии и чёткости форм.

Рамы огромных окон украшают узоры из переплетающихся ветвей, а решетка ограды выполнена в виде повторяющихся спиралей. Главным украшением дома стал венчающий его широкий майоликовый фриз с изображением орхидей и водорослей. Всё в интерьере словно рассказывает сказку о подводном царстве: на полу выложен рисунок в виде гальки, на стенах многочисленные витражи со стрекозами, парящими над волнами, а над лестницей сверкает лампа в форме медузы.

 Ещё одно поразительное творение Шехтеля — Товарищество скоропечатни А. А. Левенсона. Это здание было возведено в 1900 году в Трёхпрудном переулке. Оно по праву считается одним из самых красивых домов в Москве. Скоропечатня А. А. Левенсона стала первой типографией в стиле модерн.

 

Она состоит из двух самостоятельных частей: первая — административное здание издательства и редакции, выполненное предельно просто и лаконично, вторая — административный корпус, отдалённо напоминающий романо-готический замок. Типография была закрыта в 1917 году, но любоваться объектом культурного наследия можно до сих пор.

 И, конечно, никак нельзя забыть об особняках самого Шехтеля. Всего их было построено три. Один из них расположен в Ермолаевском переулке, совсем недалеко от станции метро «Маяковская». Этот дом построен с учётом личных капризов архитектора и полностью удовлетворял все его требования. В стиле почти ничего не осталось от Средневековья, зато чувствуется сильное влияние модерна.

 

Здание состоит из нескольких частей, заметно отличающихся друг от друга своим внешним видом. Это говорит о том, что Шехтель любил экспериментировать, и уж в своём-то доме он мог себе это позволить. Вот и вышло так, что башни соседствуют с выступающим вперед прямоугольным корпусом с высокой кровлей и пристроенным позднее корпусом в форме неправильного треугольника. К сожалению, в настоящее время попасть внутрь особняка не представляется возможным, поскольку сейчас в нем расположено посольство Уругвая.

 Умер Фёдор Осипович Шехтель 7 июля 1926 в возрасте 66 лет. Невозможно переоценить его вклад в русское и европейское зодчество. Шехтеля по праву называют создателем нового языка архитектуры. Именно он превратил ар-нуво в русский модерн. Среди его работ насчитывается более 210 объектов культурного наследия, а 86 из них дошли до наших дней. Именно ему мы обязаны шедеврами русской архитектуры, которые легли в основу всемирного представления о старой Москве. Один из современников говорил о Шехтеле:

«Он работал полушутя, жизнь в нем бурлила, как бурлит бутылка откупоренного шампанского…»

Так и вся его жизнь была наполнена яркими взрывами, водоворотами страстей и творческих побед. Фёдор Осипович Шехтель оставил глубокий след в истории отечественной архитектуры.

artifex.ru

МХТ им А.П.Чехова, усадьба фон Дервизов

Федор Шехтель — известный мастер русского модерна. Он построил множество зданий, которые стали символом архитектурной эпохи конца XIX — начала ХХ века. Ему принадлежит две сотни проектов в Москве и разных уголках России. Отправляемся на прогулку по зданиям Шехтеля вместе с порталом «Культура.РФ».

Усадьба фон Дервизов

Усадьба фон Дервизов. Фотография: Дмитрий Кутлаев / фотобанк «Лори»

В Кирицах Рязанской области Федор Шехтель построил похожую на сказочный замок усадьбу для барона фон Дервиза. Главный дом был увенчан башенками со шпилями и украшен скульптурами. От него к террасе спускались две изящные лестницы.

В парке создали тенистые гроты и арочные мостики, расчистили пруды и украсили территорию скульптурами кентавров. Однако владелец усадьбы недолго наслаждался архитектурным творением Шехтеля: через несколько лет он разорился и продал Кирицы. После революции в здании усадьбы находилось сельскохозяйственное училище. Позже здесь разместился санаторий для больных туберкулезом детей, он находится там до сих пор.

Усадьба Локалова

Усадьба Локалова. Фотография: Павел Москаленко / фотобанк «Лори»

Второй известной работой Шехтеля в провинциальной России стала усадьба фабриканта Александра Локалова — одного из богатейших людей страны в конце XIX века. Его дом архитектор возвел всего за два года. Он был стилизован под русский терем со шпилем и украшен изразцами, витражами и кокошниками.

Во дворе дома Шехтель создал зимний сад в форме карстовой пещеры. Потолок из сталактитовых сосулек и ласточкины гнезда на стенах делали его похожим на сказочный грот. В советское время в усадьбе размещался местный музей, затем здание передали детскому дому.

Особняк Зинаиды Морозовой

Дом приемов МИД на Спиридоновке,17. Фотография: stargal / фотобанк «Лори»

Этот дом Федор Шехтель возвел в Москве для жены богатого промышленника и мецената Саввы Морозова. Внешне особняк напоминал средневековый замок, только в эклектичном стиле с элементами неоготики. Его фасады украшали каменные маски, химеры и зубцы.

Дом Морозовой 1898 года постройки оснастили техническими новинками тех лет, здесь даже была собственная электростанция. Интерьеры были решены в разных стилях — ренессанс, рококо, готика, ампир. Над ними Шехтель работал вместе с Михаилом Врубелем.

Позже особняк купил Михаил Рябушинский. В советское время здесь находился приют для детей Бухарской республики, а потом дом передали Наркомату иностранных дел. Сегодня в особняке Зинаиды Морозовой располагается дом приемов российского МИДа.

Типография Левенсона

Здание бывшей типографии А.А. Левенсона. Фотография: Татьяна Белова / фотобанк «Лори»

В 1900 году Федор Шехтель построил первую в России типографию в модном стиле модерн — для «Товарищества скоропечатни А.А. Левенсона». Она состояла из двух зданий — издательства и производственного корпуса. Издательский корпус был построен в духе готического замка с двумя башенками, украшенными орнаментами с изображением чертополоха. А производственный выглядел максимально просто — четырехэтажное здание с огромными окнами и без каких-либо декоративных деталей, Зато возвели его с применением новейшей технологии металлокаркаса.

В типографии выпустила свои первые сборники «Вечерний альбом» и «Волшебный фонарь» Марина Цветаева. Скоропечатня работала до 1917 года. После революции типографию национализировали, а в годы войны — закрыли. Сегодня в здании находится офисный центр.

МХТ имени Чехова

МХТ имени Чехова. Фотография: Алексей Гусев /фотобанк «Лори»

Перестройкой МХТ имени Чехова занимался Савва Морозов. Для семьи мецената Федор Шехтель построил не одно здание — и особняк Зинаиды Морозовой, и дом во Введенском переулке, и усадьбу в Одинцове. Реконструировать МХТ Савва Морозов также пригласил Шехтеля. Архитектор создал проект и не взял за свою работу ни рубля.

Фасад театра Шехтель оформил в стиле модерн. Здание украсили декоративные кубические фонарики, керамическая плитка по сторонам от входа и скульптура Анны Голубкиной «Море житейское». Также Шехтель придумал фирменный занавес МХТ имени Чехова — оливковые кулисы с изображением чайки, летящей на фоне волн.

«Он создал в театре атмосферу серьезности, почтительного и благоговейного отношения к искусству, невольно подчиняющую себе зрителя. Все, от конфигурации и размеров помещений, цветовой гаммы до мебели, светильников и шрифта надписей, подчинено единой цели: созданию особого мира, интеллектуально и эмоционально насыщенного».

Особняк Рябушинского

Дом-музей А.М. Горького. Фотография: Елена Макарова / фотобанк «Лори»

Один из ярчайших памятников всей эпохи московского модерна — бывший особняк Степана Рябушинского, сегодня в нем находится дом-музей Максима Горького. Здание с элементами английской готики и мавританского стиля было построено в 1903 году. Его окна — разных форм и расположены на разных уровнях. Благодаря этому приему Шехтель добился эффекта многоэтажного здания, хотя в доме всего два этажа.

В оформлении особняка архитектор использовал растительные мотивы — фасад украшает мозаичный фриз с изображением ирисов. Эта же тематика присутствует и в интерьере дома, над которым Шехтель работал совместно с Михаилом Врубелем. Также в интерьерах здания художники использовали морские образы: белая мраморная лестница была оформлена в виде волны, дверные ручки — в форме морских коньков, а люстра напоминала медузу. Дом таил в себе секреты: например, здесь была старообрядческая церковь — в нее вел тайный ход, известный только хозяевам.

Ярославский вокзал

Ярославский вокзал. Фотография: Юлия Батурина / фотобанк «Лори»

Федор Шехтель оформил фасад Ярославского вокзала в псевдорусском стиле с элементами модерна. Отсюда поезда уходили на Север, и Шехтель построил здание в духе вологодской архитектуры. Также его вдохновляли Московский Кремль — башенка вокзала похожа на одну из кремлевских, — и ворота ярославского Спасского монастыря: их напоминает вход в вестибюль. Ажурные металлические коньки на кровле были выполнены в традициях Русского Севера. Стены украшали керамические панно с изображением моржей, белых медведей и чаек — их создали на керамическом заводе Саввы Мамонтова. Помимо Шехтеля, над обликом Ярославского вокзала работали Лев Кекушев — он спроектировал восточное крыло и перроны, — и художники Константин Коровин и Михаил Врубель, которые оформляли интерьеры.

Автор: Лидия Утёмова

www.culture.ru

Музей Горького в особняке С. Рябушинского на Малой Никитской

Прогуливаясь по центру города, я не раз обращала внимание на необычный особняк, украшенный цветным панно с орхидеями. Не смотря на то, что дом окружен деревьями, что-то в нем есть такое, что приковывает взгляд. Уже позже я узнала, что это здание было построено знаменитым архитектором Ф.О. Шехтелем для богатого промышленника С.П. Рябушинского в начале XX века. Главной изюминкой этого особняка  является знаменитая лестница-волна, которую архитектор установил в холле и которая безумно похожа на творения испанского архитектора Гауди в Барселоне.

Известен этот дом также как последнее пристанище великого писателя М. Горького, в котором он прожил несколько лет после возвращения на родину. Сейчас внутри размещается дом-музей М. Горького, который относится к Литературному институту. В связи с этим плату за вход не берут. Говорят, что сам писатель завещал, чтобы трудовой народ пускали внутрь бесплатно. Пока этот завет выполняется.  Особняк Рябушинского находится на Малой Никитской улице д.6, рядом с храмом «Большое Вознесение», в котором венчались А.С. Пушкин и Н. Гончарова.

Особняк Рябушинского

 

Особняк Рябушинского

 

Вход на территорию музея открыт со стороны улицы Спиридоновка. Как я уже говорила, самостоятельно можно осмотреть интерьеры особняка Рябушинского совершенно бесплатно, оплатить надо будет только фотосъемку или групповую экскурсию. В основном в музее работают уже пожилые люди, которые очень интересно рассказывают об этом удивительном доме. При входе надо будет либо надеть казенные тапочки, либо приобрести бахилы, чтобы не испортить паркет из ценных пород дерева.

Далее мы сразу попадаем в холл и видим то, ради чего сюда непременно стоит прийти – сказочную мраморную лестницу, спроектированную Ф.О. Шехтелем. Она символизирует вечное движение, без которого немыслима жизнь.

Особняк Рябушинского

 

В особняке Рябушинского

 

Незадолго до начала работы над особняком Степана Павловича Рябушинского известный зодчий побывал в Париже и познакомился с работами французского архитектора Франсуа-Ксавье Шелкопфа. Именно он был основателем пластического направления модерна. Шелкопф заметил, что в природе практически не существует прямых линий: и черты человеческого лица, и ветви дерева изогнуты и закруглены. Шехтель воплотил эти идеи в оформлении дома Рябушинского. За основу он взял морскую тему.

Особняк Рябушинского

 

Особняк Рябушинского

 

И темно-зеленые стены холла, и обтекаемая форма лестницы, которая заканчивается светильником-медузой с одной стороны и изящной скамейкой с другой, и приглушенный свет, проникающий через витражи окна на втором этаже, все навевает мысли о водной стихии.

Витражи

 

Витраж на лестнице

 

На втором этаже интересны фигуры на капители мраморной колонны. Лилии, символизирующие чистоту и саламандры, изображающие зло, говорят о бесконечной борьбе двух начал.

Медуза

 

Даже эстонский сероватый мрамор с прожилками, из которого выполнена лестница, напоминает песок, от которого только что отхлынула волна. При Рябушинских холл и столовая представляли собой единое целое. Позднее арку заложили и заменили дверьми, сделав помещение изолированным и, тем самым, потеряв главный замысел архитектора.

Дверь в столовую

 

Многие предметы интерьера, созданные Шехтелем, были утрачены. Так в столовой разобрали уникальный белоснежный мраморный камин, украшенный женщиной-бабочкой, закрасили фриз из тюльпанов, которые были символом счастья, безвозвратно исчезла люстра в форме цветков подснежника. Связаны эти изменения и с опалой большевиков на Рябушинских, и с проживанием в особняке М.Горького. Когда в 1900 г. был одобрен проект строительства этого смелого по тем временам здания, владельцу имения Степану Павловичу Рябушинскому было всего 26 лет. Однако он был одним из восьми братьев Рябушинских,  владельцев огромного состояния и нескольких предприятий, и был весьма уважаемым и известным человеком. В начале XX  века именно промышленники формировали облик новой Москвы, делая выгодные заказы модным московским архитекторам. Модерн Шехтеля пришелся по вкусу Рябушинскому.

Кроме необычного интерьера в доме была создана одна из первых в Москве система кондиционирования воздуха, лифт в подвальном помещении, поднимающий блюда в столовую, было проведено электричество и телефон. Кроме того был построен гараж для одного из первых автомобилей в городе. Этот дом не мог не привлекать внимания, однако прожить Степану Павловичу в нем пришлось не долго. В 1917 г. вместе с семьей он спешно покинул Россию и переехал в Италию, где открыл магазин тканей. Его братья также разъехались по разным городам Европы. Имущество их было национализировано, а в особняке на Малой Никитской какое то время размещались иностранное представительство, институт психоанализа и детский сад.

Однако когда в 1931 г. из Италии на родину вернулся М. Горький, ему предоставили для проживания этот дом. Писателю он не особо нравился, ему было чуждо искусство, которое стремилось изобразить несуществующее, и многое внутри особняка Горький переделал под себя. Так по всему дому, в том числе на центральной лестнице появились книжные шкафы, в которых писатель разместил свою внушительную библиотеку. Горький занимал первый этаж, так как был уже серьезно болен, и ему тяжело было подниматься по лестнице. На втором этаже жил его сын с супругой и детьми.

Поговаривают, что у Горького с невесткой были особенные отношения, возможно даже любовная связь. Надежда Алексеевна Пешкова осталась жить в особняке Рябушинского после смерти мужа и свекра вплоть до 1965 г. По слухам, в нее был влюблен сам И.В. Сталин и именно по этой причине все ее возлюбленные через какое-то время попадали под арест и умирали в тюремных застенках. После 1965 г. в доме на Малой Никитской открыли музей М. Горького. Итак, первый этаж остался таким, каким он был при жизни писателя.

В столовой собирались драматурги и писатели, проводились заседания писательского совета, велись дискуссии о судьбе литературы в новом государстве рабочих.

Столовая

 

Примыкает к столовой библиотека, на потолке которой сохранилась удивительная лепнина, изображающая бутоны цветов и изящные завитки.

Потолок в библиотеке

 

Библиотека

 

Далее мы попадаем в парадную переднюю, через которую раньше гости и хозяева попадали в дом.

Парадные двери

 

Сюда перенесли одежду М. Горького и обозначили место, где он раздевался. Гости, попадая в дом, по замыслу архитектора, сразу же видели удивительный витраж, который зрительно расширял пространство. Также ранее витражи украшали и небольшую ширму в прихожей.

Витраж в прихожей

 

Справа находится кабинет писателя, в котором сохранился камин, созданный при Рябушинских. В этой комнате М.Горький проводил первую половину дня, долго и плодотворно работая. По его заказу был сделан письменный стол, в шкафах и на полках писатель разместил свою коллекцию восточных фигурок, которой очень гордился.

Кабинет писателя

 

Продумано все до мелочей. Вот так, например, выглядят дверные ручки.

Дверные ручки

 

К кабинету примыкает спальня М. Горького. Обстановка в комнате очень простая: небольшая кровать, тумбочки и шкаф. Любимым уголком писателя было кресло под книжной полкой, на которой писатель размещал книги для чтения перед сном. Затем мы поднимаемся на второй этаж, любуясь оригинальными витражами. В эркере оборудовано место для отдыха возле окна.

Спальня

 

Витраж

 

Еще один витраж на первом этаже.

Витраж

 

Наверху размещались жилые помещения, в которых жила семья сына М. Горького. Сейчас в залах выставлены экспонаты музея писателя: картины, семейные фотографии и письма. В одной из комнат висят две картины М. Нестерова «Вечер на Волге» и «Больная девушка».

Экспозиция второго этажа

 

За ними дверь к потайной узкой лестнице, ведущей в тайную молельню. Рябушинские были старообрядцами, а до указа Николая II 1905 г. о веротерпимости, в открытую молиться им было небезопасно. Поэтому на верхнем этаже была построена моленьня, украшенная древнерусской росписью. Иконостас и алтарь были утрачены после революции, растащили и многочисленные старинные иконы, собранные Степаном Павловичем.  Владелец особняка собирался открыть в своем доме музей икон, однако этим планам не суждено было воплотиться. Сейчас кроме восстановленной росписи на стенах молельни здесь ничего не сохранилось. В небольшой комнате третьего этажа выставлены фотографии, рассказывающие о семье Рябушинских.

Молельня в доме Рябушинских

 

Молельня в доме Рябушинских

 

Дом, построенный знаменитым архитектором Шехтелем на Малой Никитской, производит неизгладимое впечатление. Сказочная лестница, простоявшая без ремонта более чем сто лет, своими обтекаемыми формами переносит в красочный подводный мир. Сверху светильник-медуза превращается в разноцветную черепаху, а свет, проникающий сквозь витражи, только добавляет месту таинственности. Особняк Рябушинского служит вечным памятником таланту выдающегося зодчего, к сожалению окончившего свою жизнь в нищете.

Строя дома для богатейших семей Морозовых и Рябушинских, Шехтель  на склоне лет вынужден был скитаться по съемным квартирам. Новой власти пришлись не по вкусу его смелые проекты, продуманные до мелочей. Однако, к счастью, сохранились его многочисленные работы, среди которых особняк Рябушинского дошел до наших дней в достаточно хорошем состоянии и, в отличие от дома Морозовых на Спиридоновке, доступен для посещений.

Как найти Особняк Рябушинского (музей М.Горького)

адрес: м. Пушкинская (Тверская, Чеховская), минут 20 пешком.

Москва, ул. Малая Никитская, 6/2.

Часы работы - с 11 до 17-30 (среда-воскресенье). Последний четверг месяца - выходной

shagau.ru

Особняк С.П. Рябушинского - Прогулки по Старой Москве и не только

Как то пропустила эту великолепную статью. Стащу, чтобы не потерялась.

"В старинном доме есть высокий зал,Ночью в нем слышатся тихие шаги,В полночь оживает в нем глубина зеркал,И из них выходят друзья и враги"К. Бальмонт, "Старый дом"

  В начале прошлого века, когда началось строительство особняка Рябушинского, Малая Никитская выглядела провинциально и довольно просто. Невысокие каменные и деревянные дома с мезонинами, булыжная мостовая, поросшая травой, по которой свободно прогуливались куры. За особняками были небольшие палисадники, а за ними в сторону Гранатного переулка простирался большой пустырь, заросший крапивой, бурьяном и одуванчиками, на нем обычно играли дворовые дети. По улице изредка проезжала коляска или нагруженный ломовик, из садов весной шел густой запах сирени, а летом тянулся легкий парок самоварного дыма, там под старыми липами горожане пили чай. Под звон колоколов храма Большого Вознесения, в котором когда-то венчался А.С. Пушкин с красавицей Натали, тихая и малолюдная улица оживала, весь окрестный люд: чиновники, купцы, дворяне, все от мала до велика, направлялись в храм. Так неспешно и просто жили москвичи, но этот мир начал стремительно меняться в начале 1900-х годов. Перемены не обошли стороной и Малую Никитскую — на ней появился изысканный особняк в стиле модерн, построенный одним из самых модных московских архитекторов Федором Осиповичем Шехтелем.

  Федор Осипович Шехтель – замечательный русский архитектор, живописец, график и сценограф, один из наиболее ярких представителей стиля «модерн» в русском и европейском зодчестве. Федор Шехтель построил сотни зданий в разных уголках России. Он строил храмы, часовни, театры, гостиницы, банки, вокзалы, особняки и даже общественные бани, создавал уникальные интерьеры и театральные декорации, он даже иллюстрировал книги. Каждый новый его проект раскрывал все новые и новые грани его таланта, который был так безупречно отточен, что никому в голову не могло прийти, что Шехтель почти самоучка, не имеющий специального образования!   Шехтель всю свою жизнь строил роскошные дома, но по злой иронии судьбы в конце жизни оказался фактически бездомным. Его великолепному творчеству не нашлось места в суровой революционной эпохе, которой потребовалась новая архитектура красного конструктивизма. Шехтель с его изящными зданиями и продуманными до мелочей интерьерами этой новой реальности не соответствовал. Его выселили из собственного дома и он – Почетный член Общества британских архитекторов, архитектурных обществ Рима, Вены, Глазго, Парижа доживал свой век в нищете. В одном из писем он с горечью пишет о том, что строил всем Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам, а сам остался нищим…   Умер Шехтель в Москве 7 июля 1926 года и, несмотря на широкую известность его архитектурного наследия в Москве, где он так много построил, нет его мемориального музея, как и впрочем, музея, посвященного московскому модерну.

  Оригинальность творений Шехтеля состояла в том, что в своих проектах он часто использовал архитектурные традиции Древней Руси. Соединив их с новейшими тенденциями, он получил тот органический сплав, который стали называть "московским модерном". В приметах нового стиля отразились особенности переломной эпохи - стремление осмыслить накопленный опыт и предчувствие грядущих перемен. Напряженные социальные конфликты порождали настроение тревоги и надежды, люди искали в прошлом ответы на происходящее. Отсюда возросший интерес к отечественной культуре и истории, что в немалой степени способствовало возникновению нового направления. Первые образцы его появились в Москве и Петербурге. И если на Западе, как писал англичанин Д. Рескин, задачу архитектуры видели в том, чтобы "насколько возможно заменить нам природу, говорить нам о ней, напомнить о ее тишине, быть как природа торжественной и нежной, давать нам образцы, заимствованные у природы, образцы цветов, которые мы не можем больше рвать, и живых существ, которые теперь далеко от нас в своей пустыне", то Шехтель пошел дальше. Привлекая к сотрудничеству талантливых художников-единомышленников, - Врубеля, Коровина, Богаевского, Кутырина, он поставил перед собой грандиозную задачу - гуманизируя общество средствами искусства, привести его к более совершенным социальным отношениям.

  Заказчиком изысканного особняка стал Степан Павлович Рябушинский – известный предприниматель, ученый и меценат. Он был четвертым сыном из восьми сыновей многочисленной семьи Рябушинских. Работали братья очень много, были прекрасно образованы, большие средства тратили на благотворительность. "Собственность не только дает права, - говорил старший брат П.П.Рябушинский, - но собственность обязывает".  Главным наследственным делом Рябушинских была текстильная фабрика в селе Заворове Верхне-Волоцкого уезда. Степан и Сергей были создателями первого в России автомобильного завода АМО.

  Степан Павлович Рябушинский с женой Анной Александровой и сыном Борисом, 1901 г.

  Созданный Шехтелем особняк не мог не привлекать внимания, однако прожить Степану Павловичу в нем пришлось не долго. В 1917 г. вместе с семьей он спешно покинул Россию и переехал в Париж, а затем в Италию, где открыл магазин тканей. Его братья также разъехались по разным городам Европы, а их имущество было национализировано.

  Сегодня в особняке Рябушинского располагается музей Алексея Максимовича Горького. Писатель жил здесь с 1931 года и до конца жизни, до 1936 года. Надо заметить, что дом он не любил и отказывался в него въезжать. "Величаво, грандиозно - улыбнуться не на что..." - говорил он. "Лучше бы нам дали хорошую квартиру"... На его отказ Сталин написал: "Все писатели очень капризные, а Вы, Алексей Максимович, больше всех. Вам доверяют, Вам хотят угодить, а Вы противитесь и ставите всех в неловкое положение". Дом сохранился в том виде в каком был при жизни Горького и именно благодаря тому, что в особняке расположен его музей, у нас есть возможность увидеть этот памятник архитектуры изнутри.

  Небольшой участок, на котором в течение двух лет, с 1900 по 1902 годы возводился особняк вписывался в единую линию улицы, а не был угловым как сейчас. Будущий хозяин особняка пожелал, чтобы дом не примыкал плотно к улице, и тогда Шехтель вынес парадное крыльцо на красную линию, а сам особняк отодвинул вглубь, окружив его небольшим садом. Таким образом, между линией улицы и домом возникло воздушное пространство, которое в дальнейшем стало своеобразным естественным обрамлением всего архитектурного ансамбля.

  Красивый, двухэтажный особняк, с кубическим объемом и асимметричными выступами стен, облицован светлым глазурованным кирпичом. Каждое окно индивидуально по форме, размеру и окантовочному замысловатому плетению, которое хорошо сочетается с рисунком решеток ограды и балконов. Украшением особняка является проходящий по периметру верхней части широкий мозаичный фриз с изображением гигантских орхидей (мотив преувеличения деталей часто встречается в работах Шехтеля, например, клубники на здании Ярославского вокзала), созданный в знаменитой петербургской мастерской Фролова.

  Сын архитектора вспоминал, что Федор Осипович много раз ездил на рынок в поисках определенного сорта орхидей. Он расставлял их под разным освещением и делал эскизы в натуральную величину на больших листах ватмана. Один из исследователей стиля модерн назвал эти панно орхидей "драгоценным мерцающим поясом, опоясывающим фасад особняка Рябушинского". Мерцающий - потому что в мозаику вкраплены кусочки золотистой смальты и в солнечную погоду этот эффект проявляется.

  Вся структура дома подчинена символам мироустройства. Спиралевидные завитки уличной ограды напоминают бегущие волны, переплеты окон и входной решетки уподоблены извивающимся побегам или растущему дереву, в балконной решетке можно уловить мотив рыбьей чешуи. Пластическое пространство напоминает архитектуру Гауди. Кстати, Шехтель и Гауди были хорошо знакомы, не раз встречались и обменивались идеями. Гауди был почти на 20 лет старше и обладал несомненным авторитетом для Шехтеля.

  Вписать дом в контекст улицы и расположить его на неудобном, угловом пространстве - это талант и способность видения пространства. Именно этот дар позволил архитектору создать проект, в котором все комнаты расположены вокруг спиралевидной лестницы. Проект этот оказался настолько рациональным, что по его подобию стали строить не только частные, но и многоквартирные дома.   Идейно-композиционным центром особняка является парадная лестница «Волна» — символ постоянного движения человека, она напоминает, что жизнь вышла из воды на землю, чтобы потом возвести человека на небеса к Богу. Лестница как некий путь возвышения души. Внизу подводный мир, бездна и чем выше, тем ближе мы к Солнцу. Величественная лестница из зеленовато-серого мрамора пенным кружевом разворачивается в виде спирали – символа бесконечности развития. Ее резной парапет передает упругую энергию морских волн постепенно уходящий в сине-голубую бездну лестничного витража, символизирующего начало воздушной стихии. На гребне волны установлен светильник в виде медузы. Свет, проходя через витражный абажур и голубовато-синий витраж окна, усиливают ощущение фантастического мира, созданного Шехтелем. Медуза при взгляде на неё сверху превращается в черепаху (олицетворения жизни активной и жизни созерцательной). Лестница становится не просто приспособлением для физического подъема, а символом духовного восхождения человека.

  Серо-зеленый мрамор, зеленоватые стены, имитирующие морскую стихию, приглушенное освещение (стекла витражей тонированные, потолка - матовые) создают грандиозную картину подводного и надводного миров. Повествовательность декора - характерная черта творческого почерка Шехтеля. В то же время образы волны, моря, бури понятные для современников символы своего времени, повествующие об общественной жизни России начала века. Как писал Рерих: "Символическая характеристика времени, которая скоро будет окрашена в красные тона".

  Лестница изготовлена из эстонского вазалеммаского мрамора. Красивый камень обработали в московской мастерской М.Д. Кутырина. В начале лестницы есть мраморная лавочка: чтобы не замерзнуть, сидя на ней, из рядом расположенной решетки шел поток теплого воздуха. Это был своего рода первый московский кондиционер. Шехтель изобрел его на основе работы каминов. Система эта работала до 1909 г.

  Весь первый этаж связан с водной стихией. Каждая комната особняка обладает собственной эстетической ценностью. Уникальна каждая деталь интерьера, созданного Шехтелем: ручки дверей, паркет, выложенный под рыбью чешую или с волнообразной каймой, колонна с лилиями и саламандрами в капители, обои с наскальными рисунками - все создает чувство единения с миром природы.

  Самая большая комната - гостиная. Картина постоянно меняющейся природы (близость к ней), которую можно постоянно наблюдать из окна, становится главной идеей, частью интерьера.

  На месте большого кожаного дивана при Рябушинском находился шикарный камин из знаменитого каррарского мрамора. На верхней его части было вытесано изображение полуобнаженной женщины-бабочки с распахнутыми руками-крыльями. Как-то раз, во время собрания кружка поэтов и писателей, Горький заметил, что молодые люди уделяют больше внимания разглядыванию декора, нежели вопросам литературы, и шехтелевский камин по приказу нового хозяина был разобран, а после так нигде и не был найден. К сожалению, безвозвратно утрачены были и оригинальные светильники, сделанные по эскизам Шехтеля для этого дома.

  Существует мнение, что буфет в этой комнате спроектирован Федором Осиповичем. Это не так, несмотря на то, что он один из первых стал проектировать встроенную мебель. Архитектор никогда не позволил бы закрыть рисунок паркета.

  Столовая. Эскизы Ф.О. Шехтеля: окно, фриз, экран, сервант, дверь на балкон. Начало 1900-х гг.

  В бытность Горького в этом доме самая большая комната служила столовой и гостиной. Завтрак обычно проходил в узком кругу, более оживленно становилось за обедом и вечерним чаем. Здесь проходили встречи с многочисленными гостями, прежде всего писателями, людьми искусства. Почти все известные писатели 1930-х годов побывали у Горького — его дом заменял им писательский клуб. В особняке часто устраивались большие обеды и ужины, на которые приглашались молодые литераторы и те, кто был менее угоден советской власти и нуждался в помощи. За один раз дом мог принимать до 100 гостей. До 1934 года, в котором отношения между писателем и Сталиным значительно ухудшились, здесь часто гостил и сам вождь со своей семьей. Для таких вечеров из Кремля приглашали двух официанток. Кухня располагалась в полуподвальном этаже, где сейчас находится гардероб квартиры-музея. Еда из нее поднималась на специальном лифте, а около лифта висел телефон, по которому отдавались указания повару.

  Переезд Горького был организован на самом высоком правительственном уровне. Была создана комиссия по организации быта писателя в Москве. Комиссия нашла дом, сделала ремонт, привезла мебель - кожаные диваны, спальню. В 30-е годы такой проблемы, как дизайн не существовало, поэтому мы видим такое нагромождение шкафов, поэтому многое было разобрано и ликвидировано.

  Парадная мужская гостиная Рябушинских, где гости играли в карты. Условно мы под водой. Ряска. Сквозь толщу воды мы видим хризантемы, склонившиеся над водной гладью. Четыре резных скульптурных улитки в оформлении потолка. Модерн подразумевает разнообразие. Заметьте, что в лепнине потолка отражается еще и рисунок оконного переплета.

  Книжные шкафы появились в этой комнате с приездом Горького. Его библиотека, находящаяся в доме, насчитывает 12 000 томов, 2000 томов с пометками.. По словам самого писателя, это четвертая его библиотека, остальные разбросаны по тем городам, где он жил. Горький часто покупал книги в нескольких экземплярах, чтобы иметь возможность их раздаривать. 1000 томов он подарил родному городу Нижнему Новгороду. Если он знал, что какой-то писатель сочиняет рассказ на историческую тему, старался подарить ему полезную в его труде подборку книг. Собранная им здесь библиотека до сих пор служит людям. Если нужной книги нет ни в одной библиотеке Москвы, кроме квартиры Горького, вы можете прийти сюда, заказать книгу и почитать ее прямо в Горьковской гостиной. Гостиная-библиотека – это еще одна комната, где собирались компании литераторов.

  Каждая дверь имеет свой макет дверной ручки. Украшение замочной скважины - отражение дверной ручки.

  Вестибюль парадного входа. Пол в парадной прихожей напоминает водную гладь, в которую брошен камень. Мозаика-египетский знак воды. Каждая деталь обусловлена общим смыслом дома. Дверная ручка - морской конек. Еще одна модель дверной ручки - остроумная и гениальная одновременно. Дело в том, что на тот момент еще не было изобретено небьющееся стекло, и эта ручка прекрасно его защищает. Стекло 1902 года до сих пор не разбивалось и не менялось. Вместо гигантских шкафов стояли витражные ширмы, напоминающие крылья стрекозы. Это было сказочное, необычное пространство, похожее на театральные декорации.

  Но самое мистическое в этом доме - это витражная картина, которая в зависимости от освещения и точки обозрения постоянно меняется - может быть то холодной синей, то ярко-желтой. Интерьер постоянно преображается за счет света и цвета витражей. Как и в природе - нет ничего постоянного. Украшающий эту прихожую витражный пейзаж очень важен для общей стилевой и философской концепции дома. Модерн, как известно, черпает вдохновение в природе и активно заимствует ее образы. Небезызвестно и то, что красавица-природа непостоянна и изменчива. В течение всего дня этот витраж меняет свой вид, изображая то вечерний, то дневной, то утренний, то ночной пейзаж в зависимости от освещения и угла зрения. Андрей Вознесенский любил витражи и часто приходил сюда. Он говорил: "Магия преломленного света может быть адекватна поэзии слова".

  Отсюда мы попадаем в комнату, которая служила парадным кабинетом и Рябушинскому, и Горькому. Общий ее мотив – это лавр – с античных времен символ успеха, славы и благополучия и прославления хозяину. Лавр здесь можно найти в деревянной отделке, на дверных ручках и на еще одном витраже. На первый взгляд он изображает горный пейзаж, а, приглядевшись, мы можем увидеть здесь голову бородатого мужчины, в размышлениях сидящего под лавровым деревом. Это, пожалуй, самый загадочный , наполненный философским смыслом, витраж. Не обозначено у мужчины только лицо, благодаря чему человек сливается с природой как неотъемлемая ее часть. В то же время он выделяется из общей среды, легко может влиять на природу, даже нарушить ее гармонию, но тесно связанный с нею, он погубит и себя. Однажды Шехтель записал в дневнике: "Мы многое не замечаем, как не замечаем кислорода, которым дышим... Мы не замечаем перил на лестнице, обыкновенно на них и не опираемся... а попробуй их снять. И по лестнице все будут бояться ходить и лестница никуда не годится". Возможно, в этом смысл необычного витража.

  Рабочий стол Степана Павловича Рябушинского имел подковообразную форму, что гармонировало с рисунком паркета. Практически вся мебель была утрачена когда в усадьбе располагались различные организации. Единственное, что осталось от мебели, которую Шехтель проектировал для этого дома - шкафчик над камином.

  Рядом с камином (тоже работа Шехтеля) Горький распорядился расположить свою коллекцию восточной миниатюры из слоновой кости, нэцкэ. Сегодня это одна из лучших коллекций нэцкэ в мире. Последние 30 лет жизни Горький собирал миниатюры. Все друзья и знакомые знали об этой его страсти и могли долго не ломать голову над подарком. В одном из писем Горького даже найдена строчка «не забудьте купить для меня пуговиц» – на языке коллекционеров «пуговицами» называются нэцке, так как на своей родине они используются примерно как пуговицы.

  Кружево из слоновой кости. Китайские шары, имеющие в своей основе ту же идею,что и нэцкэ, привезены Горькому писателем Всеволодом Ивановым. Эти диковинные сувениры изготавливаются из цельного куска слоновой кости. Вырезая кружевные шары один в другом, китайцы могут доходить до шестнадцати таких катающихся друг в друге слоев. Из-за сложности изготовления эти шары еще называют дьявольскими. Эта метафора стала официальным названием в истории искусств. Горькому подарок не понравился, он сказал, что китайцы зря старались и что в искусстве должна быть душа, а здесь есть только техника.

  Восточные стол и табурет из железного дерева – подарок Горькому от его семьи, сделанный по его же заказу. Из Петербурга этот гарнитур доставил Алексей Толстой. Паркет - мореный дуб, разный в каждой комнате. Паркет в этом доме единственный из паркетов модерна, который сохранился без реставрации. Во всяком случае в Москве.

  Спальня Горького, как и Рябушинского, сначала располагалась на 2-ом этаже, но потом ее перенесли на 1-ый, так как из-за проблем с ногами писателю тяжело было подниматься на 2 этаж. Спальня не является отражением вкуса Горького - вся мебель подобрана комиссией по организации его быта в Москве.

  У Шехтеля эта комната обозначалась на архитектурном плане как малый кабинет или приемная.

  Комната для прислуги Рябушинских и секретаря Горького Крючкова. Один из телефонных аппаратов - прямая линия со Сталиным.

  Между пролётами лестницы предусмотрено место для отдыха. Во время реставрации особняка в 70-х годах в стене за одним из диванчиков было найдено подслушивающее устройство величиной с холодильник. Оказалось, что одной из причин, по которой Сталин не соглашался селить Горького в обычную квартиру, было то, что там гораздо сложнее спрятать громоздкую «прослушку», а компактные жучки в то время еще не производились. «Здесь за каждой дверью есть ухо», – говорил об этом доме Елене Булгаковой Максим Горький.

  Небезынтересный балкончик над лестницей похож на дракона или сову. Брови этого зверя образуют собой МХАТовскую чайку – символ, нарисованный Шехтелем для А.П.Чехова. Театральность, мистицизм и желание увести от реальности характерны для стиля модерн, и Шехтелю удалось блестяще воплотить эти черты в архитектуре. Балкон, кстати, функциональный. Вот это стремление дезориентировать посетителя, увести от реальности, чтобы дом не раскрывался, чтобы чувствовалась некая тайна - особенность стиля модерн. Архитектурное пространство модерна - философское пространство. Мистика дома - впервые в архитектуре.

  Из мира подводного мы поднимаемся по лестнице в мир земной. На земле много проблем, бесконечное противостояния добра и зла - это отражено в капители колонны - ее окольцовывает композиция из отвратительных саламандр, олицетворяющих зло, и прекрасных чистых лилий, отражающих добро.

  Весь второй этаж когда-то занимала знаменитая коллекция икон С.П.Рябушинского. В историю русской культуры Степан Павлович вошел как один из первых, кто начал научную расчистку и реставрацию древних икон. Он доказал, что древняя икона является памятником мирового значения.  Его коллекция была самой большой в России, и, по словам искусствоведа Н.Пунина, снискала себе огромную славу «художественно-исторической ценностью входящих в нее икон». В этом же доме находилась реставрационная мастерская, где художники-реставраторы отец и сын Тюлины занимались восстановлением икон.

  Сейчас на втором этаже расположена экспозиция, посвященная жизни Горького.

  В закрытых комнатах у Рябушинских были спальня, детская, будуар, ванна. А во времена жизни Горького в этих комнатах жила семья его сына.

  Особенное значение имела и узкая галерея. Она означала, что путь к добру узок и тернист. Дальше по лестнице можно было подняться к высшим духовным и религиозным ценностям - в старообрядческую молельню.

  Венчает мир - малый космос - этого особняка, эстетика которого должна вести человека к нравственному совершенству и добру, старообрядческая тайная молельня, расположенная в мансарде, в северо-западном углу дома. Рябушинские были старообрядцами. Старообрядцы были уравнены в правах с остальными верующими только в 1905 году, а до этого подвергались гонениям, сопровождающимися «запечатанием» культовых для них алтарей Рогожского кладбища. Поэтому молельня, построенная в 1904 году, была тайной.  Это единственная старообрядческая молельня, в оформлении которой использованы христианские символы и символы модерна. Она уникальна абстрактной храмовой росписью, покрывающей ее стены и купол. Квадратный план молельни, круглые купол и световое окно символизируют покой и вечность. Здесь завершается долгий путь к добру и духовным ценностям... В основании купола, напротив парусов, повторяющаяся четыре раза сокращенная надпись на древнегреческом языке:"Истинные христианки восприимут святость за свои страдания в день страшного суда". Разбросанные по внутренней поверхности треугольники напоминают о Троице.

  Создав великолепный образец московского модерна, Шехтель решил не только творческую задачу, но и угодил заказчику. Будущий хозяин особняка Степан Рябушинский, увидев его, долго разглядывал каждую деталь, а потом восторженно и несколько недоуменно произнес:" А любопытно таки получилось…Полагаю, в Европе ничего подобного и не видывали…"

il-ducess.livejournal.com

Особняк С.П. Рябушинского - История красоты

"В старинном доме есть высокий зал,Ночью в нем слышатся тихие шаги,В полночь оживает в нем глубина зеркал,И из них выходят друзья и враги"К. Бальмонт, "Старый дом"

  В начале прошлого века, когда началось строительство особняка Рябушинского, Малая Никитская выглядела провинциально и довольно просто. Невысокие каменные и деревянные дома с мезонинами, булыжная мостовая, поросшая травой, по которой свободно прогуливались куры. За особняками были небольшие палисадники, а за ними в сторону Гранатного переулка простирался большой пустырь, заросший крапивой, бурьяном и одуванчиками, на нем обычно играли дворовые дети. По улице изредка проезжала коляска или нагруженный ломовик, из садов весной шел густой запах сирени, а летом тянулся легкий парок самоварного дыма, там под старыми липами горожане пили чай. Под звон колоколов храма Большого Вознесения, в котором когда-то венчался А.С. Пушкин с красавицей Натали, тихая и малолюдная улица оживала, весь окрестный люд: чиновники, купцы, дворяне, все от мала до велика, направлялись в храм. Так неспешно и просто жили москвичи, но этот мир начал стремительно меняться в начале 1900-х годов. Перемены не обошли стороной и Малую Никитскую — на ней появился изысканный особняк в стиле модерн, построенный одним из самых модных московских архитекторов Федором Осиповичем Шехтелем.

  Федор Осипович Шехтель – замечательный русский архитектор, живописец, график и сценограф, один из наиболее ярких представителей стиля «модерн» в русском и европейском зодчестве. Федор Шехтель построил сотни зданий в разных уголках России. Он строил храмы, часовни, театры, гостиницы, банки, вокзалы, особняки и даже общественные бани, создавал уникальные интерьеры и театральные декорации, он даже иллюстрировал книги. Каждый новый его проект раскрывал все новые и новые грани его таланта, который был так безупречно отточен, что никому в голову не могло прийти, что Шехтель почти самоучка, не имеющий специального образования!   Шехтель всю свою жизнь строил роскошные дома, но по злой иронии судьбы в конце жизни оказался фактически бездомным. Его великолепному творчеству не нашлось места в суровой революционной эпохе, которой потребовалась новая архитектура красного конструктивизма. Шехтель с его изящными зданиями и продуманными до мелочей интерьерами этой новой реальности не соответствовал. Его выселили из собственного дома и он – Почетный член Общества британских архитекторов, архитектурных обществ Рима, Вены, Глазго, Парижа доживал свой век в нищете. В одном из писем он с горечью пишет о том, что строил всем Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам, а сам остался нищим…   Умер Шехтель в Москве 7 июля 1926 года и, несмотря на широкую известность его архитектурного наследия в Москве, где он так много построил, нет его мемориального музея, как и впрочем, музея, посвященного московскому модерну.

  Оригинальность творений Шехтеля состояла в том, что в своих проектах он часто использовал архитектурные традиции Древней Руси. Соединив их с новейшими тенденциями, он получил тот органический сплав, который стали называть "московским модерном". В приметах нового стиля отразились особенности переломной эпохи - стремление осмыслить накопленный опыт и предчувствие грядущих перемен. Напряженные социальные конфликты порождали настроение тревоги и надежды, люди искали в прошлом ответы на происходящее. Отсюда возросший интерес к отечественной культуре и истории, что в немалой степени способствовало возникновению нового направления. Первые образцы его появились в Москве и Петербурге. И если на Западе, как писал англичанин Д. Рескин, задачу архитектуры видели в том, чтобы "насколько возможно заменить нам природу, говорить нам о ней, напомнить о ее тишине, быть как природа торжественной и нежной, давать нам образцы, заимствованные у природы, образцы цветов, которые мы не можем больше рвать, и живых существ, которые теперь далеко от нас в своей пустыне", то Шехтель пошел дальше. Привлекая к сотрудничеству талантливых художников-единомышленников, - Врубеля, Коровина, Богаевского, Кутырина, он поставил перед собой грандиозную задачу - гуманизируя общество средствами искусства, привести его к более совершенным социальным отношениям.

  Заказчиком изысканного особняка стал Степан Павлович Рябушинский – известный предприниматель, ученый и меценат. Он был четвертым сыном из восьми сыновей многочисленной семьи Рябушинских. Работали братья очень много, были прекрасно образованы, большие средства тратили на благотворительность. "Собственность не только дает права, - говорил старший брат П.П.Рябушинский, - но собственность обязывает".  Главным наследственным делом Рябушинских была текстильная фабрика в селе Заворове Верхне-Волоцкого уезда. Степан и Сергей были создателями первого в России автомобильного завода АМО.

  Степан Павлович Рябушинский с женой Анной Александровой и сыном Борисом, 1901 г.

  Созданный Шехтелем особняк не мог не привлекать внимания, однако прожить Степану Павловичу в нем пришлось не долго. В 1917 г. вместе с семьей он спешно покинул Россию и переехал в Париж, а затем в Италию, где открыл магазин тканей. Его братья также разъехались по разным городам Европы, а их имущество было национализировано.

  Сегодня в особняке Рябушинского располагается музей Алексея Максимовича Горького. Писатель жил здесь с 1931 года и до конца жизни, до 1936 года. Надо заметить, что дом он не любил и отказывался в него въезжать. "Величаво, грандиозно - улыбнуться не на что..." - говорил он. "Лучше бы нам дали хорошую квартиру"... На его отказ Сталин написал: "Все писатели очень капризные, а Вы, Алексей Максимович, больше всех. Вам доверяют, Вам хотят угодить, а Вы противитесь и ставите всех в неловкое положение". Дом сохранился в том виде в каком был при жизни Горького и именно благодаря тому, что в особняке расположен его музей, у нас есть возможность увидеть этот памятник архитектуры изнутри.

  Небольшой участок, на котором в течение двух лет, с 1900 по 1902 годы возводился особняк вписывался в единую линию улицы, а не был угловым как сейчас. Будущий хозяин особняка пожелал, чтобы дом не примыкал плотно к улице, и тогда Шехтель вынес парадное крыльцо на красную линию, а сам особняк отодвинул вглубь, окружив его небольшим садом. Таким образом, между линией улицы и домом возникло воздушное пространство, которое в дальнейшем стало своеобразным естественным обрамлением всего архитектурного ансамбля.

  Красивый, двухэтажный особняк, с кубическим объемом и асимметричными выступами стен, облицован светлым глазурованным кирпичом. Каждое окно индивидуально по форме, размеру и окантовочному замысловатому плетению, которое хорошо сочетается с рисунком решеток ограды и балконов. Украшением особняка является проходящий по периметру верхней части широкий мозаичный фриз с изображением гигантских орхидей (мотив преувеличения деталей часто встречается в работах Шехтеля, например, клубники на здании Ярославского вокзала), созданный в знаменитой петербургской мастерской Фролова.

  Сын архитектора вспоминал, что Федор Осипович много раз ездил на рынок в поисках определенного сорта орхидей. Он расставлял их под разным освещением и делал эскизы в натуральную величину на больших листах ватмана. Один из исследователей стиля модерн назвал эти панно орхидей "драгоценным мерцающим поясом, опоясывающим фасад особняка Рябушинского". Мерцающий - потому что в мозаику вкраплены кусочки золотистой смальты и в солнечную погоду этот эффект проявляется.

  Вся структура дома подчинена символам мироустройства. Спиралевидные завитки уличной ограды напоминают бегущие волны, переплеты окон и входной решетки уподоблены извивающимся побегам или растущему дереву, в балконной решетке можно уловить мотив рыбьей чешуи. Пластическое пространство напоминает архитектуру Гауди. Кстати, Шехтель и Гауди были хорошо знакомы, не раз встречались и обменивались идеями. Гауди был почти на 20 лет старше и обладал несомненным авторитетом для Шехтеля.

  Вписать дом в контекст улицы и расположить его на неудобном, угловом пространстве - это талант и способность видения пространства. Именно этот дар позволил архитектору создать проект, в котором все комнаты расположены вокруг спиралевидной лестницы. Проект этот оказался настолько рациональным, что по его подобию стали строить не только частные, но и многоквартирные дома.   Идейно-композиционным центром особняка является парадная лестница «Волна» — символ постоянного движения человека, она напоминает, что жизнь вышла из воды на землю, чтобы потом возвести человека на небеса к Богу. Лестница как некий путь возвышения души. Внизу подводный мир, бездна и чем выше, тем ближе мы к Солнцу. Величественная лестница из зеленовато-серого мрамора пенным кружевом разворачивается в виде спирали – символа бесконечности развития. Ее резной парапет передает упругую энергию морских волн постепенно уходящий в сине-голубую бездну лестничного витража, символизирующего начало воздушной стихии. На гребне волны установлен светильник в виде медузы. Свет, проходя через витражный абажур и голубовато-синий витраж окна, усиливают ощущение фантастического мира, созданного Шехтелем. Медуза при взгляде на неё сверху превращается в черепаху (олицетворения жизни активной и жизни созерцательной). Лестница становится не просто приспособлением для физического подъема, а символом духовного восхождения человека.

  Серо-зеленый мрамор, зеленоватые стены, имитирующие морскую стихию, приглушенное освещение (стекла витражей тонированные, потолка - матовые) создают грандиозную картину подводного и надводного миров. Повествовательность декора - характерная черта творческого почерка Шехтеля. В то же время образы волны, моря, бури понятные для современников символы своего времени, повествующие об общественной жизни России начала века. Как писал Рерих: "Символическая характеристика времени, которая скоро будет окрашена в красные тона".

  Лестница изготовлена из эстонского вазалеммаского мрамора. Красивый камень обработали в московской мастерской М.Д. Кутырина. В начале лестницы есть мраморная лавочка: чтобы не замерзнуть, сидя на ней, из рядом расположенной решетки шел поток теплого воздуха. Это был своего рода первый московский кондиционер. Шехтель изобрел его на основе работы каминов. Система эта работала до 1909 г.

  Весь первый этаж связан с водной стихией. Каждая комната особняка обладает собственной эстетической ценностью. Уникальна каждая деталь интерьера, созданного Шехтелем: ручки дверей, паркет, выложенный под рыбью чешую или с волнообразной каймой, колонна с лилиями и саламандрами в капители, обои с наскальными рисунками - все создает чувство единения с миром природы.

  Самая большая комната - гостиная. Картина постоянно меняющейся природы (близость к ней), которую можно постоянно наблюдать из окна, становится главной идеей, частью интерьера.

  На месте большого кожаного дивана при Рябушинском находился шикарный камин из знаменитого каррарского мрамора. На верхней его части было вытесано изображение полуобнаженной женщины-бабочки с распахнутыми руками-крыльями. Как-то раз, во время собрания кружка поэтов и писателей, Горький заметил, что молодые люди уделяют больше внимания разглядыванию декора, нежели вопросам литературы, и шехтелевский камин по приказу нового хозяина был разобран, а после так нигде и не был найден. К сожалению, безвозвратно утрачены были и оригинальные светильники, сделанные по эскизам Шехтеля для этого дома.

  Существует мнение, что буфет в этой комнате спроектирован Федором Осиповичем. Это не так, несмотря на то, что он один из первых стал проектировать встроенную мебель. Архитектор никогда не позволил бы закрыть рисунок паркета.

  Столовая. Эскизы Ф.О. Шехтеля: окно, фриз, экран, сервант, дверь на балкон. Начало 1900-х гг.

  В бытность Горького в этом доме самая большая комната служила столовой и гостиной. Завтрак обычно проходил в узком кругу, более оживленно становилось за обедом и вечерним чаем. Здесь проходили встречи с многочисленными гостями, прежде всего писателями, людьми искусства. Почти все известные писатели 1930-х годов побывали у Горького — его дом заменял им писательский клуб. В особняке часто устраивались большие обеды и ужины, на которые приглашались молодые литераторы и те, кто был менее угоден советской власти и нуждался в помощи. За один раз дом мог принимать до 100 гостей. До 1934 года, в котором отношения между писателем и Сталиным значительно ухудшились, здесь часто гостил и сам вождь со своей семьей. Для таких вечеров из Кремля приглашали двух официанток. Кухня располагалась в полуподвальном этаже, где сейчас находится гардероб квартиры-музея. Еда из нее поднималась на специальном лифте, а около лифта висел телефон, по которому отдавались указания повару.

  Переезд Горького был организован на самом высоком правительственном уровне. Была создана комиссия по организации быта писателя в Москве. Комиссия нашла дом, сделала ремонт, привезла мебель - кожаные диваны, спальню. В 30-е годы такой проблемы, как дизайн не существовало, поэтому мы видим такое нагромождение шкафов, поэтому многое было разобрано и ликвидировано.

  Парадная мужская гостиная Рябушинских, где гости играли в карты. Условно мы под водой. Ряска. Сквозь толщу воды мы видим хризантемы, склонившиеся над водной гладью. Четыре резных скульптурных улитки в оформлении потолка. Модерн подразумевает разнообразие. Заметьте, что в лепнине потолка отражается еще и рисунок оконного переплета.

  Книжные шкафы появились в этой комнате с приездом Горького. Его библиотека, находящаяся в доме, насчитывает 12 000 томов, 2000 томов с пометками.. По словам самого писателя, это четвертая его библиотека, остальные разбросаны по тем городам, где он жил. Горький часто покупал книги в нескольких экземплярах, чтобы иметь возможность их раздаривать. 1000 томов он подарил родному городу Нижнему Новгороду. Если он знал, что какой-то писатель сочиняет рассказ на историческую тему, старался подарить ему полезную в его труде подборку книг. Собранная им здесь библиотека до сих пор служит людям. Если нужной книги нет ни в одной библиотеке Москвы, кроме квартиры Горького, вы можете прийти сюда, заказать книгу и почитать ее прямо в Горьковской гостиной. Гостиная-библиотека – это еще одна комната, где собирались компании литераторов.

  Каждая дверь имеет свой макет дверной ручки. Украшение замочной скважины - отражение дверной ручки.

  Вестибюль парадного входа. Пол в парадной прихожей напоминает водную гладь, в которую брошен камень. Мозаика-египетский знак воды. Каждая деталь обусловлена общим смыслом дома. Дверная ручка - морской конек. Еще одна модель дверной ручки - остроумная и гениальная одновременно. Дело в том, что на тот момент еще не было изобретено небьющееся стекло, и эта ручка прекрасно его защищает. Стекло 1902 года до сих пор не разбивалось и не менялось. Вместо гигантских шкафов стояли витражные ширмы, напоминающие крылья стрекозы. Это было сказочное, необычное пространство, похожее на театральные декорации.

  Но самое мистическое в этом доме - это витражная картина, которая в зависимости от освещения и точки обозрения постоянно меняется - может быть то холодной синей, то ярко-желтой. Интерьер постоянно преображается за счет света и цвета витражей. Как и в природе - нет ничего постоянного. Украшающий эту прихожую витражный пейзаж очень важен для общей стилевой и философской концепции дома. Модерн, как известно, черпает вдохновение в природе и активно заимствует ее образы. Небезызвестно и то, что красавица-природа непостоянна и изменчива. В течение всего дня этот витраж меняет свой вид, изображая то вечерний, то дневной, то утренний, то ночной пейзаж в зависимости от освещения и угла зрения. Андрей Вознесенский любил витражи и часто приходил сюда. Он говорил: "Магия преломленного света может быть адекватна поэзии слова".

  Отсюда мы попадаем в комнату, которая служила парадным кабинетом и Рябушинскому, и Горькому. Общий ее мотив – это лавр – с античных времен символ успеха, славы и благополучия и прославления хозяину. Лавр здесь можно найти в деревянной отделке, на дверных ручках и на еще одном витраже. На первый взгляд он изображает горный пейзаж, а, приглядевшись, мы можем увидеть здесь голову бородатого мужчины, в размышлениях сидящего под лавровым деревом. Это, пожалуй, самый загадочный , наполненный философским смыслом, витраж. Не обозначено у мужчины только лицо, благодаря чему человек сливается с природой как неотъемлемая ее часть. В то же время он выделяется из общей среды, легко может влиять на природу, даже нарушить ее гармонию, но тесно связанный с нею, он погубит и себя. Однажды Шехтель записал в дневнике: "Мы многое не замечаем, как не замечаем кислорода, которым дышим... Мы не замечаем перил на лестнице, обыкновенно на них и не опираемся... а попробуй их снять. И по лестнице все будут бояться ходить и лестница никуда не годится". Возможно, в этом смысл необычного витража.

  Рабочий стол Степана Павловича Рябушинского имел подковообразную форму, что гармонировало с рисунком паркета. Практически вся мебель была утрачена когда в усадьбе располагались различные организации. Единственное, что осталось от мебели, которую Шехтель проектировал для этого дома - шкафчик над камином.

  Рядом с камином (тоже работа Шехтеля) Горький распорядился расположить свою коллекцию восточной миниатюры из слоновой кости, нэцкэ. Сегодня это одна из лучших коллекций нэцкэ в мире. Последние 30 лет жизни Горький собирал миниатюры. Все друзья и знакомые знали об этой его страсти и могли долго не ломать голову над подарком. В одном из писем Горького даже найдена строчка «не забудьте купить для меня пуговиц» – на языке коллекционеров «пуговицами» называются нэцке, так как на своей родине они используются примерно как пуговицы.

  Кружево из слоновой кости. Китайские шары, имеющие в своей основе ту же идею,что и нэцкэ, привезены Горькому писателем Всеволодом Ивановым. Эти диковинные сувениры изготавливаются из цельного куска слоновой кости. Вырезая кружевные шары один в другом, китайцы могут доходить до шестнадцати таких катающихся друг в друге слоев. Из-за сложности изготовления эти шары еще называют дьявольскими. Эта метафора стала официальным названием в истории искусств. Горькому подарок не понравился, он сказал, что китайцы зря старались и что в искусстве должна быть душа, а здесь есть только техника.

  Восточные стол и табурет из железного дерева – подарок Горькому от его семьи, сделанный по его же заказу. Из Петербурга этот гарнитур доставил Алексей Толстой. Паркет - мореный дуб, разный в каждой комнате. Паркет в этом доме единственный из паркетов модерна, который сохранился без реставрации. Во всяком случае в Москве.

  Спальня Горького, как и Рябушинского, сначала располагалась на 2-ом этаже, но потом ее перенесли на 1-ый, так как из-за проблем с ногами писателю тяжело было подниматься на 2 этаж. Спальня не является отражением вкуса Горького - вся мебель подобрана комиссией по организации его быта в Москве.

  У Шехтеля эта комната обозначалась на архитектурном плане как малый кабинет или приемная.

  Комната для прислуги Рябушинских и секретаря Горького Крючкова. Один из телефонных аппаратов - прямая линия со Сталиным.

  Между пролётами лестницы предусмотрено место для отдыха. Во время реставрации особняка в 70-х годах в стене за одним из диванчиков было найдено подслушивающее устройство величиной с холодильник. Оказалось, что одной из причин, по которой Сталин не соглашался селить Горького в обычную квартиру, было то, что там гораздо сложнее спрятать громоздкую «прослушку», а компактные жучки в то время еще не производились. «Здесь за каждой дверью есть ухо», – говорил об этом доме Елене Булгаковой Максим Горький.

  Небезынтересный балкончик над лестницей похож на дракона или сову. Брови этого зверя образуют собой МХАТовскую чайку – символ, нарисованный Шехтелем для А.П.Чехова. Театральность, мистицизм и желание увести от реальности характерны для стиля модерн, и Шехтелю удалось блестяще воплотить эти черты в архитектуре. Балкон, кстати, функциональный. Вот это стремление дезориентировать посетителя, увести от реальности, чтобы дом не раскрывался, чтобы чувствовалась некая тайна - особенность стиля модерн. Архитектурное пространство модерна - философское пространство. Мистика дома - впервые в архитектуре.

  Из мира подводного мы поднимаемся по лестнице в мир земной. На земле много проблем, бесконечное противостояния добра и зла - это отражено в капители колонны - ее окольцовывает композиция из отвратительных саламандр, олицетворяющих зло, и прекрасных чистых лилий, отражающих добро.

  Весь второй этаж когда-то занимала знаменитая коллекция икон С.П.Рябушинского. В историю русской культуры Степан Павлович вошел как один из первых, кто начал научную расчистку и реставрацию древних икон. Он доказал, что древняя икона является памятником мирового значения.  Его коллекция была самой большой в России, и, по словам искусствоведа Н.Пунина, снискала себе огромную славу «художественно-исторической ценностью входящих в нее икон». В этом же доме находилась реставрационная мастерская, где художники-реставраторы отец и сын Тюлины занимались восстановлением икон.

  Сейчас на втором этаже расположена экспозиция, посвященная жизни Горького.

  В закрытых комнатах у Рябушинских были спальня, детская, будуар, ванна. А во времена жизни Горького в этих комнатах жила семья его сына.

  Особенное значение имела и узкая галерея. Она означала, что путь к добру узок и тернист. Дальше по лестнице можно было подняться к высшим духовным и религиозным ценностям - в старообрядческую молельню.

  Венчает мир - малый космос - этого особняка, эстетика которого должна вести человека к нравственному совершенству и добру, старообрядческая тайная молельня, расположенная в мансарде, в северо-западном углу дома. Рябушинские были старообрядцами. Старообрядцы были уравнены в правах с остальными верующими только в 1905 году, а до этого подвергались гонениям, сопровождающимися «запечатанием» культовых для них алтарей Рогожского кладбища. Поэтому молельня, построенная в 1904 году, была тайной.  Это единственная старообрядческая молельня, в оформлении которой использованы христианские символы и символы модерна. Она уникальна абстрактной храмовой росписью, покрывающей ее стены и купол. Квадратный план молельни, круглые купол и световое окно символизируют покой и вечность. Здесь завершается долгий путь к добру и духовным ценностям... В основании купола, напротив парусов, повторяющаяся четыре раза сокращенная надпись на древнегреческом языке:"Истинные христианки восприимут святость за свои страдания в день страшного суда". Разбросанные по внутренней поверхности треугольники напоминают о Троице.

  Создав великолепный образец московского модерна, Шехтель решил не только творческую задачу, но и угодил заказчику. Будущий хозяин особняка Степан Рябушинский, увидев его, долго разглядывал каждую деталь, а потом восторженно и несколько недоуменно произнес:" А любопытно таки получилось…Полагаю, в Европе ничего подобного и не видывали…"

bellezza-storia.livejournal.com


Смотрите также