Серия: Лестница бога - 10 книг. Лестница богов


Лестница Богов - маленькие идеи приводящие к большим результатам

      Радуга —  это олицетворение всех  красок жизни  или  символ  преображения, небесной славы, трон бога Неба, встреча Неба с Землей, мост или граница между мирами.

     В европейских народных  верованиях  радугу связывали с вестью о будущем богатстве или нахождении сокровища там, где радуга касается земли.

     В исламе радуга состоит из четырех цветов — красного, желтого, зеленого и синего, соответствующих четырем стихиям.

     В скандинавской мифологии «Биврёст» («трясущаяся дорога», «дрожащий путь») — радуга-мост, соединяющая небо и землю.  Его охраняет страж богов Хеймдалль. Перед концом мира и гибелью богов мост рушится.

      В христианстве радуга символизировала прощение, пакт между Богом и человеком, знак того, что с этого момента больше не будет всемирного потопа. Всемирный судья в конце света часто изображается восседающим на радуге.

В христианской символике Средневековья три главных цвета радуги толкуются как образы всемирного потопа (синий), мирового пожара (красный) и новой земли (зеленый), а семь цветов — как образы семи таинств и семи даров Святого Духа.

     Радуга — впечатляющее небесное явление, ее появление вместе с первыми весенними дождями является знамением возрождения природы, прихода лета, благодатного союза земли и неба, а роскошные цвета, которыми сияет радуга, в представлении предков были драгоценным убором, в который облекается небесное божество.

      Человек - также является уникальным творением вселенной. Если вспомнить о том, что он создан по образу и  подобию Божьему (и не только внешне), т. е. воплощение  мини Бога на Земле, наделенный  безграничными  возможностями, потому что обладает триединством  Космического, Божественного (Дух, Душа) и человеческого  существа (тело), что можно рассматривать как творение Бога-Отца (Дух-Душа) и Матери-Планеты (тело).  Но в силу каких - то обстоятельств, а может  просто для познания себя с разных сторон,  Божественный Разум раскололся на части, восприятие из абстрактного и целостного стало фрагментированым и узким, так как обеспечивается лишь скромной частью Разума – умом.

Теперь всё разделилось, конкретизировалось, получило оценки, стало  награждаться суждениями и вызывать эмоции – реакции на внешнее. Разноцветная радуга многогранного Божественного Разума  померкла, сойдя  всего к двум черно-белым  цветам ограниченного Эго. 

Явив собою  отожествление человека с вторичным: смертным телом  и ограниченным умом, то есть с тем, чем он не является, всё больше отдаляя  от Духа, погрузило  его в мир форм и материи, а вместе с тем и в иллюзии многочисленных проблем и мрачную безысходность...

Но выражаясь словами поэта - «ничто не вечно под луной», поэтому любым иллюзиям  когда-нибудь приходит конец! Однако они имеют особенность затягиваться на длительное время,  беря верх над человеком и делая его жизнь невыносимой в черно-белых красках…

Чтобы этого не происходило с нами, нужно  вспомнить кто мы на самом деле, и сотворить собственную радугу жизни!!

А чтобы сотворить радугу своей жизни, нужно думать креативно! Чтобы думать креативно, нужно для начала избавиться от мифа о том, что креативность — это удел лишь немногих гениев, недоступный основной массе людей. Существует ряд  техник, которые позволяют развить творческое мышление и применять креативный подход для решения различных задач..Все самые удачные идеи не рождаются мгновенно, а вырастают в процессе работы из нескольких мелких идей. Поэтому секрет креативности кроется не в гениальных способностях создавать глобальные идеи, а в умении генерировать мелкие идеи, которые впоследствии можно  скомбинировать таким образом, чтобы получать от жизни не  черно белые полосы, а самые насыщенные цвета радуги…

На сайте нет никаких особых техник или методик по развитию креативности, тут представлены только «мелкие идейки» разных авторов, генерировать, а, затем и комбинировать,  которые  будете вы сами, чтобы подняться по лестнице Богов…       

 

lestnica-bogov.ru

Глава 12. ЛЕСТНИЦА БОГОВ - Свидание с Рамой - Артур Кларк - rutlib2.com

В прозрачной застывшей атмосфере Рамы луч прожектора был совершенно невидим. Но в трех километрах от центральной оси на ступени исполинской лестницы лег стометровый овал света. Сверкающий оазис среди окрестной тьмы, он медленно перемещался к вогнутой равнине, расстилавшейся еще в пяти километрах ниже, а в центре овала, отбрасывая перед собой длинные тени, двигались три маленькие фигурки.

Как они и ожидали, а вернее, как и надеялись, спуск прошел без каких бы то ни было неожиданностей. На первой площадке они сделали короткую остановку, и Нортон совершил небольшую прогулку по узкому кольцевому уступу, затем по перилам соскользнул на следующий уровень, Здесь они сбросили кислородные приборы и предались непривычной роскоши — дышать без каких бы то ни было механических устройств» Теперь, избавившись от величайшей из опасностей, подстерегающих человека в пространстве, и перестав тревожиться о герметичности костюма и запасах кислорода, они могли продолжать исследования в самых благоприятных условиях. К тому времени, когда они достигли пятого уровня и впереди оставался последний пролет, притяжение возросло почти до половины земного. Скорость вращения Рамы наконец-то дала о себе знать в полной мере; они вынужденно подчинялись неумолимой силе, которая правит планетами, а подчас взимает беспощадно высокую плату за малейшую ошибку. Спускаться было по-прежнему легко, но в сознание уже закрадывалась мысль о возвращении — тысячи ступеней вверх, а следом — новые тысячи…

Головокружительно крутая лестница давно сменилась пологой и теперь постепенно выравнивалась до горизонтали. Уклон составлял теперь лишь 1:5, а ведь вначале был 5:1. Стало вполне возможно — и физически, и психологически — идти самым нормальным шагом; если бы не пониженная гравитация, они могли бы вообразить, что спускаются по какой-то грандиозной лестнице на Земле. Нортону однажды случилось осматривать развалины ацтекского храма — здесь к нему вернулись те же чувства, что он испытал тогда, но умноженные во сто крат. Благоговение, тайна и печаль, печаль по прошлому, сгинувшему безвозвратно. Однако здесь масштабы были настолько больше, — и во времени и в пространстве, — что мозг отказывался оценить их по достоинству, а потом и просто перестал воспринимать.

«Интересно, — подумал Нортон, — скоро ли мы начнем считать Раму чем-то само собой разумеющимся?..»

Положительно, все земные ассоциации рушились, не успев возникнуть. Рама был в сотни раз старше любого сооружения, уцелевшего на Земле, в сотни раз древнее Великой пирамиды. Но в то же время все, чего касался взгляд, выглядело как с иголочки, без малейших признаков старения.

Нортон уже задумался над этим загадочным явлением, пытаясь найти ему объяснение. В конце концов, то, что они видели до сих пор, составляло лишь вспомогательную, аварийную систему, которой фактически почти никогда не пользовались.

Мыслимое ли дело, чтобы рамане действительно лазали вверх и вниз по этой невероятной лестнице, а равно по двум другим, сплетающимся в невидимый трилистник где-то высоко-высоко над головой? Разве что они были фанатиками физических упражнений — впрочем, на Земле таких не слишком мало…

Но скорее все эти лестницы нужны были лишь в процессе сборки Рамы и с того давнего дня не служили никакой конкретной цели. На мгновение Нортону показалось, что эта теория и вправду все объясняет, но нет, она тоже не годилась. Что-то тут было не так, определенно не так…

Последний километр они преодолели, шагая через ступеньку долгими, мягкими шагами; Нортон решил, что надо дать более существенную нагрузку мускулам, которые им вскоре очень пригодятся.

И конец лестницы застал их почти врасплох — просто впереди не осталось ступеней, только плоская равнина, мутно-серая в слабнущем свете осевого прожектора, да и этот свет еще через несколько сотен метров сливался с тьмой…

Нортон бросил взгляд в ту сторону, откуда падал луч, — до его источника на оси отсюда было больше восьми километров. Он понимал, что Мерсер, вероятно, смотрит на них в телескоп, и весело помахал ему рукой.

— Говорит капитан, — произнес он в микрофон. — Все в добром здравии, никаких осложнений. Продвигаемся, как намечали.

— Рад слышать, — откликнулся Мерсер. — Наблюдаем за вами.

Короткая пауза — ив разговор вмешался новый голос.

— Говорит первый помощник. Я на борту корабля. Послушайте, шкипер, так все-таки не пойдет. Вы же знаете, что Служба новостей не дает нам покоя уже целую неделю. Не требую от вас высокого слога, но дайте хоть какие-нибудь подробности!..

— Попытаюсь, — усмехнулся Нортон. — Но учтите, видеть пока, собственно, нечего. Мы словно… словно на огромной затемненной сцене, где горит один-единственный софит. Со сцены вверх поднимается лестница, поднимается и исчезает во мраке — видна, наверное, сотня ступеней или чуть больше. А равнина вокруг выглядит совершенно ровной, изгиб слишком мал, чтобы заметить его на такой ограниченной площади. Вот, пожалуй, и все.

— И никаких других впечатлений?

— Ну, по-прежнему очень холодно — ниже нуля, хорошо, что костюмы у нас термические. И разумеется, тихо, тише, чем где бы то ни было на Земле или даже в космосе, — ведь на корабле всегда есть хоть какой-то шумовой фон. Здесь поглощаются все и всякие звуки, окружающее нас пространство так велико, что гасит любое зло. — Ощущение странное, но, надеюсь, мы привыкнем…

— Спасибо, шкипер. Кто хочет что-нибудь добавить? Джо, Борис?..

Лейтенант Джо Колверт никогда не лез за словом в карман. Он и теперь не растерялся:

— Все время думаю: ведь это впервые — впервые человек попал в мир, где можно дышать естественной атмосферой. Хотя, наверное, слово «естественная» не очень-то применимо в подобных обстоятельствах… И тем не менее Рама должен в определенной степени походить на ту планету, откуда прибыли его создатели. Разве наши космические корабли, каждый из них, не повторяет в миниатюре Землю? Два примера — это, конечно, чертовски мало, но как тут не подумать, что, быть может, все разумные существа дышат кислородом… По тому, что мы видим, можно предположить, что рамане были гуманоидами, только раза в полтора выше нас. Ты не согласен со мной, Борис?..

«Он что, нарочно дразнит Бориса? — спросил себя Нортон. — Интересно, каков будет ответ?..»

Для своих товарищей по экипажу Борис Родриго оставался непостижимой загадкой. Он был офицером связи, держался всегда спокойно, с достоинством, его любили, но в общих развлечениях он участвовал лишь постольку поскольку и, казалось, был слегка отдален от всех, словно прислушивался к музыке, слышной ему одному.

Так оно, в сущности, и было: Борис ревностно веровал в догмы пятой христианской, иначе «космической», церкви. Нортон, правда, не сумел установить для себя, что случилось с предыдущими четырьмя; в равной мере пребывал он в неведении и по части требуемых религией ритуалов и церемоний. Но главный догмат «пятой космической» был известен достаточно широко: ее приверженцы утверждали, что Иисус Христос снизошел на Землю из космоса, и на этой зыбкой почве возвели целое теологическое здание.

Нет ничего удивительного в том, что большинство адептов этого учения стремилось получить работу в космосе. К тому же они неизменно оказывались умелыми и добросовестными работниками, заслуживающими полного доверия. К ним повсеместно относились с уважением и даже с симпатией, особенно если они не пытались обратить в свою веру других. И все-таки не нелепо ли, не дико ли: люди с такой развернутой научной и технической подготовкой — и вдруг всерьез верят, как в истину, во всякую белиберду?

Поджидая, пока лейтенант Родриго найдет ответ на заданный ему, по-видимому не без злого умысла, вопрос, капитан внезапно осознал и мотивы своего собственного выбора. Он предпочел Бориса потому, что тот был физически достоин доверия. И в то же время, если не кривить душой, не руководствовался ли он отчасти обыкновенным и почти озорным любопытством? Как человек с убеждениями Бориса будет реагировать на внушающую благоговейный трепет реальность Рамы? Что, если он натолкнется на нечто, опровергающее все его верования или, напротив, подтверждающее их?

Но Борис Родриго оказался, как всегда, осмотрительным и не пожелал ввязываться в спор.

— Дышали ли они кислородом? Конечно. Были ли гуманоидами? Возможно. Поживем — увидим. Если нам повезет, то вскоре мы установим, как они выглядели. Найдем картины, статуи, быть может, и тела. Вон там, в городах. Впрочем, города ли это?..

— До ближайшего всего-то восемь километров, — произнес Джо Колверт веселым тоном.

«Так-то оно так, — подумал капитан, — но потом и восемь километров обратно. А еще карабкаться по этой чудовищной лестнице вверх. Не слишком ли это рискованно?..»

Молниеносная вылазка в сторону «города», названного Парижем, действительно входила в число его ближайших планов, и теперь оставалось лишь окончательно решить: да или нет. Пищи и воды у них хватит на двадцать четыре часа; они будут все время на глазах у команды обеспечения, оставшейся близ оси, да и что, в сущности, может с ними случиться на этой гладкой, чуть изогнутой металлической равнине? Единственная опасность, какую он мог предвидеть, — переутомление: добраться до Парижа несложно, но многое ли они там успеют, прежде чем изнеможение вынудит их вернуться? Сделать несколько фотоснимков и, если выйдет, подобрать парочку мелких сувениров? Однако даже самый непродолжительный набег на Париж стоил того, чтобы его совершить: времени было в обрез, Рама мчался к перигелию, туда, куда «Индевор» последовать за ним не сможет.

И к тому же решение зависело отнюдь не только от Нортона. Вдалеке от них, в каюте корабля, доктор Эрнст внимательно следила за данными биотелеметрических систем, датчики которых были закреплены у него на теле. Если она придет к выводу, что хватит, ему останется только подчиниться.

— Лаура, что скажешь?

— Отдохните с полчаса, примите по пятьсот калорий — и можете двигаться дальше.

— Спасибо, док, — вмешался Колверт. — Теперь я могу умереть спокойно. Я всегда мечтал побывать в Париже. Жди нас. Монмартр!..

©2018

rutlib2.com

Читать книгу «Лестница бога. Ступень 2. Власть Демиурга» онлайн

Пролог

Солнце уже зашло, и на деревню опускались сумерки. На теряющем краски небе начинали разгораться первые звёзды, постепенно заполнявшие небосклон. Но занять достойное место на небосклоне звёздам было не суждено — их свет перебило целых три взошедших луны — большая, ослепительно-белая, носившая имя Лури, матери богини земли и плодородия Наты, и две поменьше — сама Ната, естественно, зелёного цвета, как и заросшая к середине лета салатово-зеленой растительностью земля, и её брат Имир. Имир сиял над горизонтом зловещим багрово-красным кровавым глазом, как и полагается богу войны. Впрочем, боги давно уже не появлялись на этой земле, и даже само их появление многими ставилось под сомнение — сидят там себе на небе, да и пусть сидят. Лишь бы в дела людские не вмешивались…

Взошедшая белая луна осветила неподвижно сидящего на завалинке перед покосившимся домиком на окраине небольшой деревеньки одинокого древнего старика — такого древнего, что, казалось, по морщинам на его лице можно написать летопись прошедших эпох. Старик жил уже настолько давно, что и сам уже не помнил, сколько ему лет. А, может быть, и веков… Родились, состарились и умерли его дети, внуки, а он всё ещё жил. Вернее, не жил — доживал. Один-одинёшенек в старом покосившемся доме — у всех его потомков были свои семьи и свои дома. Сейчас старик просто сидел, курил домашний табак из старой, до блеска отполированной заскорузлыми пальцами буковой трубки и наслаждался закатом — что ещё делать в жизни старику…

Но раздумья неподвижной, окружённой струйками табачного дыма фигуры прервала весёлая стайка ребятни — наигравшись за день, они прискакали сюда, на край деревни, и, окружив старика, замерли в ожидании. Самый старший, дождавшись, пока старик, затянувшись, выпустит в небо струйку сизого дыма и отодвинет от себя руку, сжимавшую трубку, спросил:

— Деда, а расскажи сказку!

Старик улыбнулся… Детвора обычно называла его именно так, и в словах малышни была изрядная доля правды — когда-то у старика было много детей, и немалая часть окруживших его сорванцов действительно приходилась ему дальней роднёй. Возможно, даже внуками, но, скорее всего, как минимум правнуками — старик был невообразимо стар уже тогда, когда родители этой мелюзги сами бегали к его дому по вечерам и просили рассказать сказку. Немного помолчав и затянувшись ещё пару раз, старик отложил в сторону свою любимую трубку и сказал:

— Лучше я расскажу вам не сказку, а быль — то, что рассказывали мне люди, видевшие случившееся своими глазами. Случилось это в те давние времена, когда боги ещё спускались с небес на землю — сейчас, конечно же, такого уже не увидишь, от богов остались одни предания… А раньше бога можно было встретить в любом месте, бывало, прямо на улице или в трактире. Правда, богов было сложно узнать — внешне они выглядели точно так же, как и обычные люди, и опознать их можно было только случайно, по их действиям. Те времена были эпохой нескончаемых кровопролитных войн — все сражались со всеми, и кровь лилась рекой на радость Имиру. Много доблестных людей тогда погибло, и чтобы остаться в живых, нужно было не просто иметь оружие, но и уметь с его помощью защитить свою жизнь. Именно оружие было самым дорогим товаром в те времена, а самое полезное умение — искусство владения этим оружием. За эти две вещи люди готовы были продать свою собственную душу… Да, к чему это я… А к тому, что жил в те времена один человек, — звали его Великий Ян, — искусство владения мечом которого было настолько велико, что не было ему равных. Регулярно побеждал он на всех турнирах, и постепенно уменьшалось количество мастеров, рискнувших бросить ему вызов — ведь в те времена в поединке мастеров, как правило, выживал только один, сильнейший. Шло время, мастер привык к своему статусу непобедимого, почив на лаврах. Однако не оставил попыток найти достойного соперника, нередко бросая вызов на бой совершенно незнакомому человеку, случайно попавшемуся ему на дороге. Тех, кто соглашался, он побеждал и, бывало, лишал жизни — не всех, а лишь самых недостойных, а отказавшихся — осмеивал и отбирал у них оружие, говоря, что они трусы и недостойны им владеть…

Мальчишки, затаив дыхание, слушали сказку, но один, самый непоседливый, спросил:

— Дедушка, а что, так и не нашлось мастера сильнее Великого Яна?

— Хм… Видишь ли в чём дело, малыш… В мире всегда найдётся кто-нибудь, кто умнее, сильнее, выносливее, удачливее тебя. Никогда нельзя считать, что ты самый лучший. Не минула чаша сия и Великого Яна. В один из несчастливых, или наоборот, удачных для него дней вызвал он на бой незнакомца, вооружённого двумя мечами, спокойно идущего по дороге по своим делам. Сначала незнакомец отказался сражаться, пояснив, что он спешит и некогда ему устраивать поединки, но тон, которым обратился Великий Ян к незнакомцу, был настолько оскорбительным, что незнакомец, отложив все свои дела, всё же согласился на поединок…

— И незнакомец победил Великого Яна?

— Да, он победил… Причём для победы незнакомцу вообще не понадобилось оружие — он победил Великого Яна голыми руками! Посрамлённый Ян, упав на колени, попросил незнакомца научить его подобному искусству, пообещав отдать за обучение собственную душу…

— И незнакомец забрал душу Великого Яна?

— Не перебивай, малыш, а то вы так и не услышите конца этой истории. Что сделал с душой Великого Яна незнакомец — есть тайна, покрытая мраком, но только известно, что после этой встречи Великий Ян больше никогда не вызывал других мастеров на дуэли, а, получив вызов сам, всячески старался отговорить от дуэли соперника.

— Великий Ян стал трусом, дедушка?

— Нет, конечно же, нет, ведь незнакомец всё же научил Великого Яна своему боевому искусству, сделав того воистину непобедимым. Но и этого мало — незнакомец дал ему своё оружие — божественные призрачные мечи, лёгкие, практически невесомые, прозрачные, похожие то ли на стекло, то ли на серовато-голубой дым, какой поднимается от потухшего костра. Никто, кроме Великого Яна, не мог взять в руки эти мечи — в руках чужого человека это были обычные рукояти, отделанные акульей кожей, и только в руках Великого Яна они обретали материальность. Острота этих мечей была воистину божественной — они легко резали и плоть, и дерево, и камень, и металл. Ничто не было для них преградой — ведь эти мечи были сотворены из частицы сущности самого бога. По слухам, незнакомец, встретившийся Великому Яну, создал их из частицы самого себя… Получив такое грозное оружие, Великий Ян создал свою собственную школу двуручного боя на мечах, обучил многих учеников и вместе с ними принял участие во многих битвах, прославился во многих походах. Благодаря ему король Сентий Первый, которому служил Великий Ян, объединил под своей дланью многие восточные государства Натаны, основав Загорную империю Сентию. Нынешняя Сентия лишь жалкая тень былой империи, простиравшейся на половину континента. Жил Великий Ян долго, и умер в достатке и роскоши, окружённый многочисленными потомками. Ходили даже слухи, что в крови Великого Яна была изрядная доля божественной крови — ну как иначе его смогли бы признать мечи бога? С тех пор имя Ян широко распространено в Загорной империи, а искусство владения парными клинками почитается там превыше многих других искусств…

— А мечи, дедушка? Куда подевались мечи бога?

— А мечи исчезли, истаяли, как дым, стоило только Великому Яну отойти в лучший мир — ведь принадлежали они не кому иному, как Одину, богу войны, покровителю воинов и великому знатоку всех воинских искусств, и вернулись к своему владельцу со смертью Великого Яна. С тех пор в среде воинов ходит легенда, что если на дороге встретить бога войны Одина и отдать ему свою душу, то взамен он одарит тебя своим божественным оружием и сделает непобедимым, обучив воинскому искусству. Правда, благосклонность бога войны доступна только самым храбрым и отважным воинам, не страшащимся смерти — трусов Один презирает. И пусть прошли века и века с тех пор, как последние свидетели, лицезревшие Одина, уже отправились в лучший мир, но всё равно воины продолжают молиться этому богу и посвящать ему свои боевые победы в надежде, что однажды Один услышит их молитвы… И всё так же хотят получить от него божественные мечи, без тени сомнения отдав за обладание ими свою душу. Людей, поклоняющихся Одину, легко узнать по медальону с изображением дракона — по преданиям, именно дракон является истинным лицом бога войны. Хм… А сейчас — спать, сорванцы!

— Дедушка, а ты расскажешь нам про Одина?

— Приходите завтра, когда зайдёт Яри, и я расскажу вам и про Одина, и про отца всего сущего Дироя, и про других богов этого мира — Нату, Имира, про их мать Лури… Так, а вы ещё здесь? Я кому сказал — быстро по домам! Завтра приходите…

Глава 1

Последние лучи богини Яри погасли над кромкой леса, и небо постепенно начало заволакиваться вечерней синевой. Казалось бы, ещё немного, и лёгкий полумрак сменится полной темнотой, но на небе вместо ушедшей на ночной покой Яри занял своё законное место ущербный диск богини Лури, белым рассеянным светом залив невысокие холмы, сплошь заросшие вековыми мохнатыми елями и прямыми, как стрела, корабельными соснами. Густой хвойный лес, девственный и нетронутый, протянулся с севера на юг вдоль всей границы между королевством Шанара и герцогством Занадан, от северной горной гряды, неприступными утёсами спускающейся к северному морю и изрезавшей узкими мрачными фьордами всё северное побережье Натаны, и до срединного озера, иногда называемого местными жителями внутренним морем, разлившегося почти в самом центре материка. Лес недаром отличался отсутствием человеческого жилья — с давних пор эта территория являлась камнем преткновения между двумя государствами, и селиться в зоне вялотекущих боевых действий никто из жителей не хотел. Иногда, правда, попадались смельчаки — из тех, кто не мыслил своё существование без приключений или кому нечего было терять. Однако жизнь рано или поздно сама расставляла всё по местам — все глупцы, попытавшиеся осесть на постоянное место жительства в этих лесах, рано или поздно исчезали, растворялись в зелёной безбрежной чаще, оставляя после себя лишь редкие развалины покосившихся строений на лесных полянах, да заросшие густой травой и молодыми деревьями заброшенные огороды.

В одном из таких заброшенных полуразвалившихся домов на окраине отвоёванной у леса прямоугольной делянки с остатками сада и огорода расположил на отдых свой изрядно поредевший отряд сотник Азир Рой. Вернее, командиром сотни, что можно было предположить, исходя из его должности, он был ещё совсем недавно, когда его отряд горных егерей, опытных воинов, закалённых в пограничных стычках с летучими бригадами Загорной империи, действительно насчитывал более сотни отчаянных головорезов. Выпускник Тиарской магической академии, он занимал свою капитанскую должность по праву — в молодом маге из множества возможных умений наиболее ярко проявился незаурядный талант стратега. И вот этот-то талант, развившийся и получивший огранку в стенах высшего учебного заведения Занадана, и привёл командира в эти густые девственные леса на границе двух государств. Нет, талант полководца был не единственным проявившимся магическим даром Азира — в наследство от бога войны Имира, чья кровь, пусть и изрядно разбавленная, текла в жилах командира, он получил уникальную память тела — способность в кратчайшие сроки овладевать практически любым оружием, причём овладевать в совершенстве. Так что приставка Рой в имени Азира, намекающая на его родство с богами, сомнения ни у кого не вызвала. Казалось, тело Азира не умеет ошибаться — стоило ему хотя бы один раз увидеть какой-либо приём, как буквально после нескольких тренировок он умудрялся повторить его безукоризненно, с идеальной точностью, а если в изначальном приёме были огрехи и неточности — интуитивно исправить и их. Плюс если учесть физическую силу не пренебрегавшего ежедневными тренировками тела, фантастическую растяжку и молниеносную реакцию, намного превышающую обычную для простого воина, то Азира смело можно было назвать идеальным бойцом, совершенной машиной смерти. До сего времени он был непобедим — умея сражаться как любым оружием, так и просто голыми руками, он неизменно выходил победителем из любой схватки. Отличало его противников, как в бою, так и в тренировочном поединке только одно — сколько мгновений они могли продержаться против молодого человека до своей условной или реальной смерти. Иногда товарищи сравнивали искусство Азира с искусством самого великого Яна, что молодому человеку необычайно льстило. Мастерское владение оружием, равно как и зачатки управления стихиями, также внесли свою лепту в то, что под началом Азира оказалась сотня элитных бойцов, но отряд в эти леса привёл именно полководческий талант их командира. А виной всему была начавшаяся между Шанарой и Занаданом война…

Пока уставшие бойцы отряда располагались на отдых, Азир вспоминал последние эпизоды этой войны, в которой его отряд принял непосредственное участие. Войны во все времена возникают по одной причине — когда вдруг сталкиваются противоборствующие интересы различных государств, и в мирном нахождении компромисса как минимум одна из сторон не заинтересована. Занадан, крупное герцогство на севере Натаны, по площади совсем чуть-чуть уступающее своему западному соседу, королевству Шанара, всегда отличался воинственностью своих жителей, испокон веков сражающихся и друг с другом, и с суровой северной природой за своё место под солнцем. Любой занаданский мальчик начинал постигать воинское искусство с детства, а деревянные мечи и копья были их любимыми игрушками, не говоря уж о луках, которыми в совершенстве умели пользоваться даже занаданские женщины. Впрочем, не меньшим почтением у занаданских воинов пользовались боевые топоры, секиры, копья, глефы и множество другого колюще-режущего оружия, какое только могло придумать человечество. Войны Занадан вёл постоянно, и если бы не малочисленность коренного населения, с трудом выживающего в неуютных заснеженных горах, покрывших почти весь север герцогства, оно вполне могло бы уже разрастись до размеров империи. И это не пустые слова — за последние века в результате ряда войн герцогство за счёт западного соседа приросло несколькими уютными плодородными долинами на побережье срединного озера, в народе именуемого внутренним морем, которые Шанара вот уже более века безуспешно пыталась вернуть обратно. С лежащей на востоке Загорной империей Сантия у Занадана тоже были крайне натянутые отношения, но войне на восточной границе препятствовала протяжённая и труднопроходимая высокогорная восточная гряда, почти сплошь состоявшая из высоких крутых заснеженных пиков, начисто лишенных растительности, и в районе срединного озера плавно переходящая в более низкую и значительно более пологую, заросшую густым смешанным лесом южную гряду. В последние десятилетия вялотекущая война на западе герцогства несколько затихла, но нынешний герцог в своё время оказался достаточно беспечным, чтобы открыто выразить свою поддержку магам — людям, в которых была заключена частица божественной крови, позволявшая им общаться с миром, напрямую черпая из него силы для своего колдовства. Во всём мире таких людей ненавидели, называли проклятыми и старались убить, если это удавалось. Ничего удивительного — зависть людская безгранична, а если сам не можешь или не хочешь стать сильнее и лучше, значит, нужно уничтожить того, кто нашёл в себе силы и сумел подняться над серой людской массой. Сильных и умных не любит никто, а маги как раз были и сильными, и умными — по крайней мере, тяга к знаниям в их среде была возведена чуть ли не в культ, да и физическими тренировками маги обычно не пренебрегали.

Уничтожали магов по всей Натане, и только один человек — герцог Илий, ныне здравствующий правитель Занадана, решил пойти наперекор людскому мнению и признал магов такими же людьми, как и все остальные жители герцогства, причём уравнял их в правах, введя смертную казнь за неоправданное убийство мага. Одарённые, как называли сами себя маги, со временем решили выйти из тени, доверившись обещаниям правящего герцога и перестав скрываться. Решили, правда, далеко не все — преимущественно самые молодые и амбициозные, тем более что старый герцог вовсе не был альтруистом. За всё в этом мире надо платить — и за свободу, подкреплённую обещаниями защиты, маги должны были присягнуть на верность правящей династии, после чего или поступить на государственную службу, или, уйдя на вольные хлеба, взять на себя обязательство вступить в армию по первому же зову герцога. Да и свобода передвижения по герцогству у магов была достаточно условной — везде, где бы они ни останавливались, маги были обязаны регистрироваться в городской управе. И даже если кто-то из них решал стать отшельником и поселиться вдали от людской суеты, в дремучем лесу или высоко в горах — и тогда он был обязан оставить координаты своего места проживания в ближайшей управе или, если город был далеко, у старосты ближайшей деревни. Всем была ясна подоплёка подобного приказа — упускать магов из виду никто не собирался, их умения в случае нужды будут использованы во благо государства, заставив рано или поздно отрабатывать выданные авансом привилегии. Правитель Занадана, отлично понимая, что герцогство не сможет собрать, обучить и содержать многочисленную профессиональную армию, пусть не превышающую, но хотя бы сравнимую по численности с армиями своих не менее воинственных соседей, решил брать не количеством, а качеством — если ему в силу скудости ресурсов не суждено иметь многочисленное войско, значит, его нужно усилить элитными бойцами. А кто может сражаться лучше, чем маги? Но магов в армию нужно как-то завлечь — пусть они и числились по всему миру изгоями, но просто так умирать не хотел никто, даже маги. Так что решение герцога встать на защиту магов в обмен на их службу было вынужденным. Кто-то, быть может, скажет — что армия, что государственная служба — для магов та же неволя, только под другой вывеской, но молодёжи нравилось чувствовать себя причастными к большой политике, стоящими на страже государства. Самые опытные, умелые и амбициозные даже собрались в отдельную группу и образовали академию, в которой каждый человек, почувствовавший в себе божественную кровь, мог пройти обучение, раскрыв по максимуму свой божественный дар, и, получив на выходе диплом мага, устроиться или в армию, или на неплохо оплачиваемую государственную службу — кому куда повезёт быть распределённым выпускной комиссией, курируемой герцогским советом. Герцог идею академии поддержал, выделив землю почти в самом центре Тиары, и даже дал денег на строительство и содержание построенной магической академии.

Именно эта малочисленная, но неплохо вооружённая и усиленная прошедшими учёбу в академии магами занаданская армия и послужила красной тряпкой для окрестных быков — Шанары, Сентии и Веронии, объявившими Занадану войну. Негласно их поддержали и остальные государства Натаны — Ривия и Ливадия, но, не имея с Занаданом общей границы, их посольства ограничились только нотой протеста. Однако герцог не был дураком и отлично понимал — не поддержи он магов, его соседи нашли бы другой повод, чтобы попытаться завоевать или, как минимум, значительно ослабить воинственное герцогство, откусив от него несколько лакомых территорий, особенно на плодородном юге. В результате получилось то, что получилось — война всё равно началась, но диктовать Занадану условия пока не мог никто, за что отдельное спасибо армейским магам…

Отряд Азира, являясь одним из нескольких профессиональных отрядов горных егерей, успешно воюющих с пограничными войсками Сентийской Загорной империи, состоящими из мобильных, или летучих, отрядов таких же бесстрашных головорезов, был в спешном порядке переброшен в столицу с восточной границы Занадана, где в течение последних лет в горах Восточной гряды принимал непосредственное участие в многолетнем вялотекущем конфликте. В столице герцогства Тиаре, где отряд несколько дней отдыхал и ремонтировал своё оружие, он был усилен боевым магом — к отряду была прикомандирована третьекурсница Тиарской магической академии лэри Литаная, пусть недоучившаяся, но сильная и перспективная магиня, одна из лучших на своём потоке. Азир сам настоял на подобном выборе, отклонив кандидатуры нескольких неплохих выпускников академии, и тому было несколько причин, основной из которых были личные — молодая магиня была не чужой для командира отряда. Об этом никто из его непосредственного армейского руководства не знал, или только сам Азир думал, что никто не знает, но он и Литаная, встретившись и познакомившись ещё во времена учёбы в стенах академии, намеревались пожениться, как только девушка закончит обучение. Азир, поступив в академию на несколько лет раньше, после выпуска терпеливо ожидал окончания своей невестой учёбы, но их планам помешала война. К тому же, включая девушку в свой отряд, Азир отлично понимал — стоит только начаться полномасштабным боевым действиям, как мобилизованы будут все ученики академии, принёсшие герцогу присягу, а присягу приносили ещё на первом курсе. А раз его невесте всё равно было суждено оказаться в армии — так лучше уж в собственном отряде, где он сумеет её защитить.

Итоги первых боёв показали, что в защите девушка не нуждалась. Более того, именно Литаная стала основной защитой для малочисленного отряда, получившего от командования не просто трудный, а буквально самоубийственный приказ — для того, чтобы шанарские войска в ближайшие несколько дней не начали наступление на позиции занаданской армии, пока не готовой к полномасштабным военным действиям и спешно доукомплектовывающейся новобранцами, отряду было необходимо устроить полномасштабную диверсию, в буквальном смысле огнём и мечом пройдясь по тылам шанарской армии. А, пройдясь, уничтожить все выявленные занаданской разведкой армейские склады противника, под завязку набитые оружием и продовольствием, дав тем самым герцогству время на подготовку к обороне и мобилизации дополнительных сил. Карта вражеских складов с предполагаемым маршрутом диверсионного отряда была в режиме особой секретности вручена Азиру лично командующим занаданской армией лэром Симусом, родным братом герцога Илия, спешно присвоившим самому себе по случаю войны звание генерала. Тупой напыщенный индюк, кичащийся своим благородным происхождением, ничего не понимающий в военном деле и не видящий дальше собственного носа — такое мнение о главнокомандующем сложилось в среде грамотных офицеров, особенно обладающих божественным даром, — цедя сквозь зубы слова приказа и расплёскивая вокруг спесь и чувство собственной значимости, вручил Азиру карту и наказал исполнить приказ или умереть, как и подобает присягнувшему на верность герцогству боевому офицеру. Проглотив слова ругательства, Азир был вынужден поклясться исполнить приказ, несмотря на то, что всем своим нутром чуял западню…

В чём-то Азир признавал правильность решения командования — Занадан действительно пока не был готов к полномасштабной войне. Граница с Веронией в настоящее время была практически оголена — ввиду проблем у самой Веронии герцог не держал на юге значительных вооружённых сил, обходясь достаточно многочисленным и неплохо вооружённым крестьянским ополчением. Ситуация на границе с Шанарой была получше — широкую полосу девственного леса, по которой и проходила граница, охраняли пусть и малочисленные, но хорошо обученные и прекрасно экипированные части пограничников и регулярные части занаданской армии, не менее смертоносные, чем пограничники, но тоже достаточно малочисленные… Пограничники, будучи усиленными закончившими Тиарскую академию боевыми магами, отлично зарекомендовали себя в многочисленных мелких стычках с многократно превосходящими их по численности шанарскими мобильными бригадами, однако полномасштабного вторжения регулярных войск противника они сдержать, конечно же, не могли, даже при поддержке регулярных войск. Неплохо была защищена лишь граница с Сантией, но охраняющие восточную границу горные егеря были ещё более малочисленны, чем пограничники запада, и непроходимой граница была преимущественно по причине неприступности самих гор, мощной магической поддержке защитников и грамотно организованной охране немногочисленных горных перевалов, что и позволило командованию без особого ущерба снять отряд Азира с охраны восточной границы и перебросить его на западную. Так что герцогу действительно необходимо было выиграть время для проведения массовой мобилизации — начало боевых действий на западной границе оказалось не слишком удачным для армии Занадана, хоть и не сдавшей позиции, но понёсшей в первые месяцы войны значительные потери перед лицом значительно превосходящего его по численности противника.

Поначалу военная кампания на западном фронте для отряда Азира началась хорошо — егеря благополучно перешли западную границу, без потерь уничтожив жиденькие посты шанарских пограничников и, уничтожив несколько мобильных бригад противника и благополучно разминувшись с регулярными частями шанарской армии, готовящейся к полномасштабному наступлению, углубились во вражескую территорию. Пара ускоренных переходов, позволивших оторваться от погони, и отряд диверсантов развернулся на полную мощь, методично уничтожая армейские склады, извилистой цепью протянувшиеся вдоль всей границы, и подчистую вырезая немногочисленную охрану складов. Наличие в отряде мага полностью сводило на нет всё стрелковое оружие обороняющихся — стрелы луков и болты арбалетов безуспешно пытались пробить выставленный Литой магический щит, давая время бойцам отряда сойтись с противником врукопашную, где опытные профессиональные егеря Занадана были на голову сильнее шанарских солдат. Редко когда при разгроме очередного Шанарского военного склада у Азира в отряде появлялось несколько легкораненых — обычно налёт на очередной тыловой военный объект обходился вообще без потерь. Лёгкие ранения отрядная магиня лечила на раз — достаточно было лишь вливания в пострадавшего собственной жизненной силы для ускорения процесса регенерации тканей, а от тяжёлых ранений бойцов берёг опыт, воинское умение и отличная броня, на которую традиционно не скупились армейские интенданты. Счёт разгромленных объектов противника пошёл уже на десятки, а отряд пока не потерял ни одного бойца.

knigochei.net

Серия: Лестница бога - 10 книг. Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 116

СпиральГурам Иванович Панджикидзе

СПАСИБО за книгу - выложевшему ее. ищу уже несколько лет. даж на продажу. нашел в одном магазине но у них нет пересылки. а в ээлектронном виде книги вообще нет. СПАСИБО !!!! https://litvek.com/bk/407535

Alex K   21-03-2018 в 01:32   #116 Воплощенный в Камне (СИ)Алексей Тихий

Как называется язык, на котором пишет Автор? Похож на русский чем-то...

Заинтересовало, но деньги платить надо читателям - за вредность. У меня корвалол весь вышел на половине книжки, и я не смог дочитать. Ошибки в интересном тексте меня жутко нервируют.

Максимыч   16-03-2018 в 21:46   #114 Охотник на читеров (СИ)Денис Викторович Согрин

Неплохое ЛитРпг (или ДримРпг ?). В общем книга получилась нормальная и читабельная. Хотя написана она неплохо, присутствует юмор и троллинг от ГГ, есть экшен и другие составляющие беллетристики, но меня книга не смогла затянуть. Читал её долго и постоянно прерываясь. Возможно проблема не в книге, а в свободном времени. Хотя годная книга затягивает так, что читаешь её везде и всегда пока не прочтешь до конца. С этой книгой так не получилось. Отдельный плюсик книге даёт идея игры в осознанных сновидениях. Тема виртуальных капсул и вирт-игр уже приелась, а тут всё действие во сне - прикольно.

Оценил книгу на 7kukaracha   13-03-2018 в 09:32   #113 Десять негритятАгата Кристи

Интересная книга. Не совсем ясно как были устроены последние убийства. Не буду спойлерить, кто им оказался. В целом хорошая атмосфера обречённости и гадости всех героев. Отменный герметичный детектив.

Оценил книгу на 9Step   12-03-2018 в 19:40   #112

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Мир создан для детей Демиурга. Тимиро  и Яринаты. Только страшно жить магам в этом мире. Одарённых, носителей Божественной крови называют «Проклятыми» и безжалостно уничтожают. Только в одном месте – герцогстве Занадан их пока принимают, но только в... Полная аннотация

Продолжается противостояние Демиурга и людей. Как из мира в который он пришёл, так и созданных им самим миров. Теперь основная интрига закручивается вокруг его отдалённого потомка Дэнни, который избран, что бы стать Верховным жрецом супруги Одина -... Полная аннотация

Продолжается противостояние Демиурга и людей. Как из мира в который он пришёл, так и созданных им самим миров. Теперь основная интрига закручивается вокруг его отдалённого потомка Дэнни, который избран, что бы стать Верховным жрецом супруги Одина -... Полная аннотация

Представители межзвёздной научной экспедиции с далёкой Оканны непростительно ошиблись... Один из изъятых на окраинной планете образцов местной фауны неожиданно оказался разумен, как выяснилось, неплохо владел дзюдо... Что ж, его таланты пригодятся... Полная аннотация

Древняя империя, зародившаяся миллионы лет назад и раскинувшаяся на десятки галактик. Империя, где всемогущий император делит власть между древними родами, объединившимися в кланы и диктующими ему свою волю. Где наука ушла настолько далеко вперёд,... Полная аннотация

Тебя похитили инопланетяне? Ну что ж, бывает… Ах, они к тому же ещё и ошиблись? А кто у нас не ошибается! Вот только с восстановлением справедливости и последующим возвращением домой как-то не складывается. И что делать, если в результате этой... Полная аннотация

Землянин, случайно захваченный инопланетянами, сумел встроиться в новую для себя жизнь. И как сумел! Но, став, по сути, теневым правителем двух объединённых в синдикат кланов, он забыл простую истину – Боги завистливы. А тут ещё генетический... Полная аннотация

Продолжение трилогии «Начало пути». Часть вторая. Цикл тот же — «Лестница бога». Книга закончена, выложен черновой файл без правок и вычитки. Полная аннотация

Третья часть "Лестницы бога". Книга окончена. Выложен черновик без правок и корректуры. Полная аннотация

litvek.com


Смотрите также